Вживание в истребляющий принцип

Если человек кого-то обманул или ввёл в заблуждение, то он, как правило, оказывается перед необходимостью выдумывать новый обман, чтобы избавить себя от последствий прежнего. В данной, чисто локальной, перспективе такого рода обман становится жизненной необходимостью для человека. Подобным же образом происходит вживание человека и в истребляющий принцип. Однако лгать ради того, чтобы выжить, не является, по большому счёту, — жизненной необходимостью для человека; в равной мере это же относится и к принципу: убивать, чтобы выжить, — который тоже не является жизненной необходимостью для человека, раз он уже вышел из животного царства. Если обманщику удастся выпутаться из того нагромождения лжи, которое он создал своим обманом (тем самым отравляя себе жизнь страхом перед тем, что рано или поздно этот обман раскроется), то он к своему удивлению обнаружит, что жизнь, прежде казавшаяся такой безысходной, мучительной и горькой из-за необходимости постоянно лгать и из-за страха быть разоблачённым, теперь поворачивается к нему светлыми сторонами и привлекает новыми возможностями, о которых прежде он и не подозревал. То же самое происходит и тогда, когда человек выходит из-под власти истребляющего принципа, с которым он волею судьбы прочно сжился в процессе нынешней и прошлых жизней. Истинное условие жизни — это полнота ощущения жизни, или жизненный дар. Но что представляет из себя этот дар?

Если ощущение смерти (смертельный дар) ассоциируется со всеми возможными физическими и психическими изъянами и недостатками, со всеми формами катаклизмов и разрушений, то ощущение жизни (жизненный дар) ассоциируется с счастьем, радостью и здоровьем, он обновляет и привлекает животворные, созидающие энергии. Жизненный дар это полнота ощущения и восприятия жизни, это умение человека, в неразрывном единстве с природой, жизнью и другими людьми, преобразовать себя в «человека по образу и подобию Божьему». В этом именно и заключается великая и существенная разница между земным человеком и животным, ибо животное или зверь, которого инстинкт привязывает к обусловленной форме существования, не может «воскреснуть из мёртвых», в то время как земной человек уже наделён достаточной силой, чтобы суметь возвыситься над примитивностью форм сознания в животном царстве этой зоне рабства во власти истребляющего принципа и стать истинным Человеком.

Там, где земной человек не использует свой жизненный дар, но по-прежнему остаётся прочно привязанным, в силу привычек и традиций, к дару смертельному, к проявлениям смерти, там он становится «добычей для других». Это, разумеется, не следует понимать так, что он становится добычей хищных зверей или каннибалов; нет, он либо становится жертвой произвола других людей, либо как-то иначе стесняет или закрепощает естественные ход и проявления жизни. Это может выступать в самых различных формах, однако не следует воспринимать это как наказание: это не наказание, но лишь следствие причин, порождённых самим человеком, цель которого — дать человеку урок на будущее и развить в нём способность отличать воздействия энергии жизни от воздействий энергии смерти. Для некоторых, к примеру, такой урок может выразиться в том, что они, в силу экономических причин, на какое-то время (и против воли) окажутся в подчинении у людей, которые и в интеллектуальном, и в моральном отношении стоят на голову ниже их. Среди сотен фабричных рабочих могут оказаться такие индивиды, которые во всех отношениях — особенно в умении щедро делиться жизненным даром — намного выше владельцев фабрики, директоров, акционеров и пр. Если такие люди и занимают скромное положение подчинённых, то лишь потому, что их образование ещё не завершено и им ещё нужно многому научиться, чтобы развить в себе или довести до совершенства многие, с чисто человеческой точки зрения, положительные стороны характера. Разумеется, далеко не всегда именно цель подобного воспитания является причиной того, что люди, обладающие щедрым даром жизнеутверждения, занимают скромное положение в обществе. Очень часто они идут на это добровольно, ибо, как люди высокодуховные, они начисто лишены всякого своекорыстия и личных амбиций. Однако, будет и на их улице праздник, ибо придёт время, когда именно они займут руководящие посты, но это случится лишь тогда, когда в основу построения общества будет положен жизнеутверждающий принцип любви к ближнему.

Добавить мысль

Рубрики