Это самый большой по площади и по количеству топонимов, как-то близких к слову майдан, среди всех региональных ареалов (см. рис. 8, табл. 2-4). Он располагается на территории Красноярского и Хабаровского краев, Эвенкийского, Таймырского, Чукотского автономных округов, Томской, Иркутской, Амурской, Магаданской областей и Северо-Восточного Китая. Тридцать один из 60 топонимов здесь имеют основы на магд-, магад-, могд-, мукд-, мугд-, мэгд-, мыгд-. Они гораздо ближе по звучанию к палестинским Мегиддо (с вариантами Магедон, Магадон, Магедан, Македон) и Магдала, сербскому Калемегдан, индийскому Магадео, абиссинским Магади, чем к географически более близким ирано — тюрко-славянским майданам. Среди отмеченного 31 топонима, в свою очередь, выделяются 10 названий с основой магд — и 4 — магад-. Еще 7 географических названий образованы на основе могот-, которая в соседнем Монгольском ареале является вторым вариантом названия Могод. А оно довольно близко по звучанию к топонимам с основами магад-, магд-. Это дает повод для предположения об их родстве. Примечательно весьма существенное сходство основ топонимов Мугдэкэн (северо-восток Эвенкийского АО) и Мукден (Северо-Восток Китая), разделенных расстоянием 3200 км сибирской тайги, монгольских и маньчжурских степей. Но объединяет их то, что они находятся на противоположных концах этнически единого огромного ареала расселения народов тунгусо-маньчжурской языковой группы, и поэтому отмеченное фонетическое сходство наверняка не случайно. Об этом можно судить и по наличию между ними в пределах Тунгусского ареала (см. рис. 8) многих других топонимов близкого звучания — в том числе горы и протоки с названием Мукдыкан в 135 км к северу от г. Хабаровск (см. табл. 2). Еще три топонима — Мукдыкан, Мугдакин, Мугдосик — выявлены на северном и северо-западном берегах Охотского моря. К ним фонетически и, вероятно, генетически близок топоним Мэгдын в Эвенкийском АО, отмеченный Э. М. Мурзаевым [1984. С. 384].

Обнаружен в Тунгусском ареале и один топоним с основой майда — — речка Майдакан — приток р. Бурея в южной половине Хабаровского края (см. рис. 8, табл. 2). При этом характерное для многих тунгусских гидронимов окончание — кан либо является уменьшительным суффиксом [Леонтьев, Новикова, 1989. С. 343], либо просто означает “река” [Никонов, 1966. С. 172]. Ввиду единичности такого топонима в Тунгусском ареале, выявленного на карте довольно крупного масштаба (1:200 000), нет оснований для утверждения о его исторической общности с многочисленными майданами Ирано-Тюрко-Сла — вянского трансрегинального ареала. Можно только предположить, что это название сформировалось в результате позднего заимствования аборигенами от русских, а то и от якутов (ближайшие их ареалы находятся на удалении около 200 км [Атлас народов…, 1964. С. 25]) слова майдан и его эвенкийской адаптации в форме майдакан.

Тунгусский ареал, как Абиссинский и Аравийский, пространственно непосредственно не связан с монгольскими завоеваниями. Хотя и имеются упоминавшиеся сведения о покорении “в 1207 г. монголами ойратов, киргизов (енисейских) и других «лесных людей», живших к западу от Байкала и в верховьях Енисея” [Монгольская держава…, 2001]. Как видно на рис. 8, из перечисленных мест только Прибайкалье попадает в указанный перечень, где имеются лишь три топонима с основами на. магд — имогд — : Магдан (река и поселок) и река Могда (см. табл. 2). Но подобные географические названия распространены гораздо шире — в пределах всего Тунгусского ареала, и, соответственно, разнос их монголами здесь исключен практически полностью. Априори можно было бы связать распространение таких топонимов с начавшейся во времена средневековья миграцией якутов в северо-восточном направлении. Вопреки этому на карте (см. рис. 8) видно, что как раз в местах современного проживания якутов топонимов на магд-, могд — и т. п. почти нет, а большей частью они совпадают с огромными площадями расселения эвенов и эвенков.

Любопытно, что в бурятском языке (буряты живут рядом с Тунгусским ареалом) имеется слово магад, означающее “вероятно”, “может”, “может быть” [Цыдендамбаев, Имехенов, 1962. С. 65, 241], фонетически максимально близкое к нередким тунгусским топонимам на основе магд-, магад-. Однако оно известно не всем этническим группам бурят, в языке которых насчитывается четыре диалекта и не менее 9 говоров [Бертагаев, 1968. С. 32]. Бурятское магад несколько напоминает русское просторечное выражение могет быть (может быть), которое, в свою очередь, вероятно, родственно немецким mogen — “мочь”, “желать”, “возможность”, moglich — “возможно” и английскому maybe — “может быть”, “возможно”. Прямого попадания бурятского слова магад (со смыслом “возможно”) в семантический пучок слова лшйдан (с основным смыслом “место сбора”) не наблюдается, но оно находится где-то поблизости от него. Здесь можно было бы мысленно расширить этот пучок — не просто “место сбора”, а заранее назначенное (т. е. вероятное) место сбора, как это формулируется в определении близкого по назначению военно-морского термина рандеву [Военно-морской…, 1989. С. 364]. Но это лишь предположение, а не основание для объяснения происхождения тунгусских топонимов на основе магад-, магд-.

Этимология нескольких топонимов на основе маган — в пределах Тунгусского ареала (см. табл. 2, рис. 8) расценивается неоднозначно. Первое значение просто выводится из того, что маган по-якутски — “белый” [Словарь нерусских …, 1968. С. 520]. Второе может основываться на предположении о якутской адаптации к указанному широко распространенному слову маган тунгусского магдан в значении “место сбора”. Почти все эти топонимы находятся на границах ареала расселения якутов, причем всегда на стыках с эвенками или эвенами, в том числе и на юге Тунгуского ареала — в Амурской области и Хабаровском крае (см. рис. 8; Атлас народов… [1964. С. 24,25]).

В Тунгусском ареале выявлены три географических названия на основе мада-: пос. Мадаун в Магаданской области, а также река и поселок Мадалан в Амурской области. Это наталкивает на мысль о возможной связи их с широко распространенными в Южной Азии и Туркестане топонимами на основах мада-, мадан-, медин — и т. п. (см. табл. 4, рис. 18). Однако Мадаун, как было показано (разд. 2), является русскоязычным упрощением, образованным от первоначального названия р. Магдывен и последующего Магадавен. А топонимы мадалан ближе и фонетически, и географически к Мадан, Мадау, Мадаои, Мадая, Мадашанъ, Мадаодянь Китайского ареала (разд. 6.13).

О     топонимах с другими основами: могок-, могол-, моген-, маго, магей-, могоч-, расположенных преимущественно на окраинах ареала, трудно сказать что-либо определенное без их дополнительного изучения, кроме того, что они как-то фонетически все-таки близки к наиболее распространенным здесь географическим названиям на основе магд-, могд — и т. п. и могут быть отчасти их преобразованными вариантами.

Довольно часто встречающиеся в бассейне рек Охотского моря топонимы с основой на майм-, очевидно, происходят от эвенского слова манма — “мальма” (разновидность арктических гольцов) и потому не включены в таблицу и не рассматриваются в качестве производных от слова майдан (разд. 2).

Добавить мысль

Нажмите, если хотите добавить

Рубрики