Магадан. К историческим истокам названия

Майдан как семантический аналог апокалипсического армагеддона

Благодаря очень широкому военному применению слова майдан, обращает на себя внимание еще один семантический его аспект, представляющийся довольно важным. Майдан в военном монголо-татарском лексиконе — это не просто место сбора, но еще и “место сбора на битву” и само “поле битвы”. В связи с этим приходит на ум одно очень широко известное слово с таким же основным смыслом — Армагеддон. “Армагеддон (здесь и далее выделено мною. — Б. В.) — апокалипсическая местность, где имеют место быть собраны цари вселенной с их воинствами на брань в великий день Вседержителя” [Малый…, 1999. Т. 1, с. 221]. В Мифологическом словаре [1990. С. 63] слово Армагеддон трактуется в качестве одного из христианских мифологических представлений как “место эсхатологической битвы на исходе времен, в которой будут участвовать «цари всей земли обитаемой» (Апок. 16, 14-16). По-видимому, слово Армагеддон — транслитерация еврейского словосочетания Хар-Мегиддо (более редкий вариант Мегиддон, Зах. 12, 11), обозначающего «гору у города Мегиддо(н)» на севере Палестины, с которым связаны некоторые важные сражения ветхозаветных времен. С Мегиддо, вероятно, и отождествлены иудейско-христианской интерпретацией «горы Израилевы» (Иезек. 38, 8), где произойдет окончательное уничтожение полчищ Гога (по христианскому пониманию, антихриста). Имеются и другие толкования. В поздней христианской эсхатологической литературе (особенно у протестантских сектантов, напр, у секты «Свидетелей Иеговы») Армагеддон — обозначение самой битвы”. Это иллюстрирует полное семантическое совпадение слов Армагеддон и майдан в его монголо-татарском обиходе.

Название г. Мегиддо (Мегиддон) объясняют как “город счастья” [Библейская…, 1990. С. 463]. Он возник в середине IV тысячелетия до н. э. [БСЭ. Т. 15, с. 551] в 90 км к северу от Иерусалима и в 40 км к юго-западу от Тивериадского озера [Ассирийская…, 1955; Библейская…, 1990. С. 463,464; Всемирная история. Т. 1, с. 393, 481, 536; Atlas Historyczny…, 1974. S. 9; Atlas zur Geschichte…, 1976. S. 6, 9] у югозападного борта широкой (до 10 км) долины р. Кишон [Атлас мира, 1967. С. 151] или Киссонъ или Нахр эль-Мукатта [Библейская…, 1990. С. 463; Большой…, 1905а. JI. 49] — так называемой сквозной долины, стыкующейся с верховьями долины р. Харод (Нахр Джалуд [Большой…, 1905 a. JI. 49]). На водоразделе этих рек долина имеет расширение до 20 км, именуемое Есдраелонской долиной [Всемирная история. Т. 1, с. 391], Ездрилонской равниной [Большой…, 1905а. JI. 49] или долиной Йизреэль [Атлас мира, 1967. С. 151 ], т. е. Израильской. Эта сквозная долина северо-западной ориентировки является самым удобным во всей Палестине выходом из Сирии и долины Иордана к Средиземному морю. Здесь, разумеется, издавна проложена дорога. Именно на ней и находился древний город Мегиддо. В этом месте ее пересекает другая дорога северо-восточной ориентировки, ведущая из Магдалы и Тиверии на Тивериадском озере через Назарет — также к берегу Средиземного моря в районе севернее Яффы. Другая дорога, пересекающая две первые поблизости от Мегиддо, идет с севера на юг из Ливана и Назарета в Самарию и Иерусалим.

В начале II тысячелетия до н. э. в Мегиддо находился египетский наместник (Палестины). Город неоднократно разрушался и строился вновь. После разрушения в 732 г. до н. э. Тиглатпаласаром III здесь возникла ассирийская крепость. В самом верхнем культурном слое обнаружены остатки города персидского времени (VI-IV вв. до н. э.). Плодородная Есдраелонская долина в XIII в. до н. э. была захвачена перешедшим к оседлости племенным союзом Израиль [Всемирная история. Т. 1, с. 393]. В VIII-VII вв. до н. э. г. Мегиддо, находясь в составе Ассирийской державы, был центром одной из ее областей одноименного названия, занимавшей почти всю северную Палестину (Самарию, Галилею, части юга Ливана и юго-запада Сирии) [Ассирийская…, 1955]. “Римлянами этот город именовался Legio, а в настоящее время называется Эль-Леджунъ” [Библейская…, 1990. С. 464], что на латыни означает “легион” или вообще “войско” в поэтическом смысле. В Атласе Маркса [Большой…, 1905а. Л. 49] на его месте обозначены развалины ел-Леджжунъ. Последние два варианта являются, очевидно, арабской адаптацией латинского названия. Ныне развалины называются Тель-эль-Мутеселим [БСЭ. Т. 15, с. 551] или Тель-Ме — гидо [Иллюстрированный…, 2002. С. 120].

Город Мегиддо, располагаясь в плодородной Израильской (или Мегиддонской) долине у пересечения дорог в шести направлениях, был едва ли не главным после Иерусалима палестинским “перекрестком”. Поэтому неудивительно, что именно здесь сталкивались интересы многочисленных народов, населявших Восточное Средиземноморье, и в течение долгой истории региона происходило “много кровавых битв, как, например, между Деворою с Вараком и Сисарою, военачальником сирийским (Суд. IV, 14), между Ахавом и сирийцами (I Цар., XXIX, 1, III Цар., XX, 26), между Саулом и филистимлянами (I Цар. XXIX, 1), между Гедеоном и медианитянами (Суд. VI, 33) и др.” [Библейская…, 1990. С. 217, 218]. “Здесь умер Охозия, царь иудейский, от раны, полученной в сражении с Ииуем (1иуемъ); здесь также был убит в сражении с фараоном Нехао, царем египетским, благочестивый царь иудейский Иосия (IV Цар. XXIII, 29)” [Библейская…, 1990. С. 463,464].

Кстати, именно в Есдраелонской долине у селения Айн-Джалуд [Большой…, 1905а. Л. 49] монголо-татаро-армянское войско под командованием найманского нойона и несторианина Кит-буги (отвоевавшее до этого у Багдадского халифата Алеппо, Дамаск) было наголову разбито 3 сентября 1260 г. египетскими мамлюками под командованием султана Кутуза [Гумилев, “Синхрония”; Гумилев, 2001; Монгольская держава…, 2001]. Айн-Джалуд находится всего в 14 км к востоку от Мегиддо (которого к тому времени, вероятно, уже не было). Любопытно, знал ли Кит-буга библейскую историю палестинского театра военных действий и о дурной славе Мегиддонской долины? Есть основания полагать, что знал, поскольку: во-первых, он воевал в Сирии и Палестине в союзе с киликийскими армянами (христианами с IV в.); во-вторых, христианская Сирия, захваченная арабами в начале VII в., была отвоевана монголо-татарами совместно с армянами и грузинами к марту 1260 г. [Монгольская держава…, 2001]. То есть Сирия и восточная Палестина, за исключением узкой прибрежной полосы, находившейся под властью крестоносцев, была оккупирована монголами уже несколько месяцев до сражения при Айн-Джа — луде. Один из монгольских отрядов стоял в Газе — на южной границе Палестины с Египтом. Следовательно, это был не кратковременный набег кочевников на Святую землю, а планомерное завоевание Палестины. И поэтому у командования войск Хулагу было время для ознакомления с ее историей в изложении местных жителей и союзников, даже если предположить, что она не была им известна задолго до вторжения.

Судя по описаниям армянских летописцев, место поля боя выбирал Кит-буга. “Кит-буга с монгольской конницей и вспомогательными отрядами армян и грузин встретил противника у Айн-Джалуда, недалеко от Назарета” [Гумилев, 2001]. Его войско численностью до 20 тыс. чел. прибыло форсированным маршем в Есдраелонскую (Мегиддонскую) долину с севера — из-под Баальбека (около 195 км) после получения известия о разгроме египтянами пограничного заслона у Газы, возглавляемого нойоном Бай — даром. Армия Кутуза прошла с юга — от Газы не меньший путь (около 250 км), да еще сделала крюк в сторону крепости Акра, где крестоносцы снабдили мамлюков (своих главных врагов в регионе) продовольствием и фуражом и дали возможность отдохнуть египетским воинам и коням под стенами крепости. От Акры путь в сторону места битвы для мамлюков лежал по Мегиддонской долине в юго-восточном направлении. То есть монголы достигли Айн-Джалуда наверняка раньше своих противников.

“Кутуз, казнив Кит-бугу-нойона за дерзкие слова, совершил поступок, который в те времена считался нехорошим. Военнопленного, если он не был преступником, следовало отпустить за выкуп. Даже существовала определенная такса: сколько брать за простого воина, сколько — за барона, сколько — за принца крови и сколько — за короля. Если же пленник был беден и не мог сам выкупиться — его полагалось ставить на невольничий базар и продать, но не убивать. Средневековая война имела правила, которые обычно соблюдались. Из этих правил исключались исмаилиты и рыцари-монахи: тамплиеры и иоанниты, так как их организации были основаны на тайне, а в те времена люди полагали, что где тайна, там — дьявол. С этим персонажем воины иметь дела не хотели, потому что с ним были обязательно связаны ложь и обман. А кому охота быть обманутым? Но Кит-буга не был ни преступником, ни членом секты” [Гумилев, 2001]. Однако он был ревностным несторианином [Савченков, 2001]. Актом казни, по — видимому, подтверждается его религиозная фанатичность, поскольку он тем самым фактически приравнивался к сектантам. Это также дополнительно свидетельствует о степени распространенности не- сторианства среди монголо-татарских воинов и о вероятном знакомстве их с основными христианскими представлениями, в том числе об Армагеддоне.

Мегиддонская долина в 1260 г. в очередной раз стала местом эсхатологической битвы (как бы подтвердив свое апокалипсическое предназначение), положившей конец христианству в Восточном Средиземноморье и во всей южной Азии. “Гибель Кит-буги и его ветеранов оказалась не случайной потерей, а поворотной датой истории, после которой «сила вещей» повлекла цепь событий по иному пути. После того как монгольская армия отошла за Тигр, в Сирии и Месопотамии началось поголовное истребление христиан. То культурное наследство Византии, которое пощадили арабские правоверные халифы — Омейяды и Аббасиды, еретики Фатимиды, рыцарственные курды Аюбиды, было сметено мам — люкским натиском начисто. И нельзя сказать, что свирепствовали новообращенные половцы. Нет, они только разрешали мусульманам убивать христиан, а сами расширяли ареал, одерживая победу за победой. В 1268 г. пала Антиохия, в 1277 г. Бейбарс одержал свою последнюю победу над монголами при Аль-бистане, после чего его преемник султан Калаун взял в 1289 г. Триполи, а в 1291 г. — Акру, Тир, Сидон и Бейрут. Дольше всех держалась Киликия, завоеванная мамлюками только в 1375 г.; Ближний Восток из христианского превратился в мусульманский. С утратой традиции ушла культура и не заменилась другой” [Гумилев, 2001]. После этой битвы “пошли на ветер 190 лет трудов, лишений, жертв, затрат и самообмана” [Гумилев, 2001] крестовых походов в Палестину. Именно этот год считают началом распада Монгольской империи. Попытки Газан-хана снова завоевать Сирию и Палестину окончились очередным поражением монголов от мамлюков в 1303 г. на Сафарском поле (Мардж-ас-Суфар, мардж по-арабски — “луг”, “поле” [Словарь нерусских …, 1968. С. 520]) к югу от Дамаска (где расположен один из топонимов Майдан, см. табл. 2) [Всемирная история. Т. 3, с. 727; Гумилев, “Синхрония”; Хотко, 2001]. А на христианской территории от Нубии до Балха, в том числе и в улусе Хулагуидов, возобладал ислам.

По данным Н. Джина [2001], в Библии упоминается несколько фонетических вариантов топонима Мегиддо (Магеддон): Магадон, Магедон, Магедан, Магедал, Магдалан, Магдала. В. Цымбурский [2001] добавляет еще: Магеддо, Македон. Это демонстрирует широкую возможность изменчивости фонетической формы лишь одного конкретного, активно используемого топонима при трансформации его со временем в разных языках: еврейском, арамейском, греческом, армянском, коптском. С Мегиддо, в одном из его упомянутых вариантов, практически совпадает другой палестинский топоним — город Магдала на Тивериадском озере (см. табл. 2). Его этимология, однако, представляется иной, нежели для топонима Мегиддо. Город Мигдап-Эль располагался в Галилее на западном берегу Тивериадского (Гениса — ретского) озера. Теперь на его месте в Израиле находится небольшое селение Мигдал [Атлас мира, 1967. С. 151]. Этот город стал широко известным благодаря его уроженке — евангелической мироносице Марии Магдалине. Древнееврейское название города — Мигдал-Эль или арамейское Магдала — означает “башня божья”, “башня” [Мифологический словарь, 1990. С. 341]. Это значение напрямую не входит в отмеченный Э. М. Мурзаевым [1984. С. 358, 359] “мощный семантический пучок” (разд. 5.3), однако сама башня или город, названный по ней, безусловно, может выступать в роли “места сбора” кого-либо или чего-либо. Таким образом, оно семантически близко к данному пучку и, вероятно, дополняет его. Иначе чем еще можно объяснить наличие у него около 20 палестинских, ливанских и сирийских арабоязычных “тезок” с основами на меджд — (см. табл. 2-4)? Значения “место сбора” на битву и “поле боя” позволяют логично ответить на этот вопрос. Богатая палестинская история, отчасти отраженная в Библии, насчитывает многие десятки, если не сотни, мест сражений на этом перекрестке народов и религий.

В.    Цымбурский [2001], обращая внимание на “разительное сходство звучания /Х/ар-Магед/д/он «Гора-Магед/д/он», особенно в коптских и армянских версиях вроде Ар-Македон с названием покрытой горами Македонии, собственно, значившим «Высокая земля» (выделено мною. — Б. В.), «Высокогорный край»”, приходит к выводу, что палестинские город и область Мегиддо получили название по “одноименному эллинистическому царству, каковое в IV в. до н. э. включало, если обратиться к современной карте, значительную часть нынешней Северной Греции и земли Республики Македония”. С этим вряд ли можно согласиться, так как палестинский Мегиддо известен с IV тысячелетия до н. э. [Ассирийская…, 1955; Всемирная история. Т. 1, с. 393, 481, 536; Atlas Historyczny…, 1974. S. 9; Atlas zur Geschichte…, 1976. S. 6,9], т. e. задолго до V в. до н. э., когда появилось и стало известным Македонское царство. Созвучие палестинского Мегиддо и эллинистической Македонии, в их некоторых фонетических вариациях, по-видимому, случайно. А вот выбор места эсхатологической битвы, “где имеют место быть собраны цари вселенной с их воинствами на брань в великий день Вседержителя”, весьма вероятно, мог быть сделан авторами “Откровения Иоанна Богослова” еще и под впечатлением от грандиозных завоеваний Александра Македонского в IV в. до н. э., поскольку “Апокалипсис”, или “Откровение”, создавался во второй половине I в. н. э. [Мифологический словарь, 1990. С. 63], когда были достаточно свежи в памяти легенды о великом Александре Македонском — победителе Дария III — царя огромной персидской державы, покорителе Ойкумены [Всемирная история. Т. 2, с. 223] и Палестины в том числе. Отношение побежденных народов к македонским завоевателям хорошо иллюстрируется на примере Ахеменидской персидской державы. “Зороастрийская традиция считала Александра символом зла, исчадием ада, порождением Аримана (дьявол в зороастризме. — Б. В.). Его обвиняли в убийстве зороаст — рийских жрецов — магов, в сожжении Авесты и т. д.” [Чагдуров, 1980. С. 65]. То есть вполне вероятно, что Ар-Магеддон это — Горы Македонские, ну а палестинский Мегиддо, по-видимому, просто слился с легендарной Македонией и ее великим царем-завоевателем в одно целое. Основания для такого слияния в единый образ были как фонетические, так и исторические. А частичные фонетические совпадения топонимов Мегиддо и Македония вполне могли возникнуть позже — в результате многочисленных переписок, переводов и редактирования Библии.

Палестинский Мегиддо (Магедон) и монголо-татарский (ирано-тюрко-славянский) майдан практически полностью тождественны по основному смыслу. Фонетически они близки лишь частично. Их пучки взаимно пересекаются посредством производных форм — Магедан, Магдал — с одной стороны, и Мегдан, Магдан — с другой. С топонимами, находящимися большей частью вне Ирано-Тюрко-Славян — ского трансрегионального ареала, вернее, с некоторыми ареалами и, еще точнее — с некоторыми формами в пределах этих ареалов, наблюдается удивительное совпадение: палестинские Магадон, Магедан, Магедал, Магдала — с одной стороны, и Магдала, Магади, Магадини (Абиссинский ареал), Магадео (Индийский ареал), Магдан, Магдана, Мукден, Магадан, Магдалычан, Магадяр, Магадаево (Тунгусский ареал), Магадеево (Уральский ареал), Калемегдан (Балканский ареал) — с другой. Их семантическое совпадение в некоторой мере уже продемонстрировано, но нуждается в дополнительных аргументах. Несколько забегая вперед и допуская, что последнее уже вполне доказано, можно было бы сделать ряд предполагаемых выводов (рабочих гипотез):

1      — исходным для монголо-татарского термина майдан (в значении рандеву) послужило понятие Ар-Магеддон (Магедон)-,

2     — форма исходного слова была значительно адаптирована монголо-татарами или персами, а основной смысл остался прежним — “место сбора” и “место сбора войск на битву”;

3     — до некоторых региональных ареалов, порой весьма удаленных, слово Магедон дошло и сохранилось там с минимальными фонетическими искажениями, например, в виде Магдан, Мегдан;

4     — наличие ареалов топонимов (Абиссинского, Аравийского, Тунгусского), близких к слову майдан (но без точно такой его формы) вне территорий экспансии Монгольской империи (см. рис. 18), позволяет сделать предположение о существовании, кроме военного монголо-татарского, также и других механизмов распространения топонимов;

5     — среди возможных вариантов, претендующих на такую роль, наиболее реальными представляются процессы формирования других мировых империй — Арабского Халифата в VII-IX вв. и Османской империи в XV-XVI вв. и параллельной экспансии ислама, а также распространения христианства и особенно связанных с ним ересей.

Опираясь на эти выводы-предположения, можно идти дальше по пути проверки и обоснования исторического, семантического и фонетического родства топонимов из разных частей Евразийского суперареала.

Добавить мысль

Нажмите, если хотите добавить

Рубрики