Мартинус - Космические лекции

Природа — наш учитель

Если мы начнём серьёзно и внимательно наблюдать за различными процессами в природе, чтобы составить себе ясную картину всех её циклов и стадий эволюции, мы непременно вскоре обнаружим одну вещь, а именно: проследив за ходом развития любого из её творений до его высшей кульминации или завершения цикла, мы увидим, что оно в своём конечном итоге всегда служит на радость и благо всему живому. Поэтому всякий природный процесс или развитие, доведённые до высшей кульминации или стадии завершения, имеют результатом — не печаль, не скорбь и не страдание, но явления обратного порядка.

«Но какое отношение имеет всё это к человеческой смерти?» — предвижу я вопрос читателей. — Самое непосредственное! Ибо жизнь и смерть в этом физическом мире также являются частью некоего непрерывного природного процесса, со своими циклами и определённым, заданным направлением развития. Поэтому, когда мы видим, что очевидным результатом человеческой жизни является преждевременная смерть: в детстве ли, в юности или в расцвете лет — и что такой результат влечёт за собой лишь скорбь, боль и страдания для окружающих, то подобный исход явно указывает на то, что данное завершение жизни, или смерть, противоречит действующим в природе законам, согласно которым все природные циклы, процессы и явления, если проследить за ходом их развития до точки высшей кульминации, служат исключительно на благо и радость всему окружающему. Из этого видно, что у нас, по сути дела, нет никаких разумных оснований воспринимать смерть и ею вызываемое состояние душевной скорби в качестве некоего конечного, предельного итога или абсолютного завершения жизни. Следуя указанному принципу, все природные процессы, включая и процесс смерти (которые суть божественные процессы миротворчества), стремятся к своему конечному (счастливому!) завершению, хотя в процессе развития проходят целый ряд несовершенных или незрелых стадий. Конечный же результат всякого процесса ни с болью, ни с печалью, ни со страданием не имеет ничего общего. Поэтому не будет ли более естественным в данном случае предположить, что состояния скорби и печали — это лишь временные состояния, соответствующие несовершенной стадии развития, которая затем сменится совершенной стадией или состоянием радости и благодати — тем большей, чем больше указанный процесс будет идти вперёд, стремясь к своему предельному завершению?

Подобные явления мы также имеем возможность наблюдать и в жизни: фрукты, например, прежде чем они созревают, проходят вначале через кислую стадию. То же самое относится и к смене времён года, которые здесь, на наших северных широтах, наиболее контрастны: мы видим, например, что зима с её стужей и морозами не является апогеем данного природного цикла, ни исчерпывающим завершением возможностей природы в рамках их материального раскрытия, отчего зима — это всего лишь «кислая» или незрелая стадия природного процесса смены времён года, стадия, предшествующая лету, радостной и животворной поре жизни с обилием солнечного света и тепла. Чем внимательней мы будем наблюдать за творческими методами природы, тем яснее предстанет перед нами тот факт, что любая завершающая («зрелая») стадия в природе, знаменующая собой расцвет жизненных сил, энергий, радости и благодати, является результатом ей предшествующих несовершенных или незаконченных («кислых») стадий. Этому принципу подчиняются все природные процессы, включая и те, которые непосредственно связаны с жизнью земного человечества. Все мрачные душевные состояния, как-то: скорбь, печаль, грусть, меланхолия, горечь, страдание и пр., столь распространённые среди земного человечества, — все они являются, если перевести их с обращённого к нам образного языка самой жизни, неизбежными стадиями созревания, предваряющими стадию кульминации, которую мы и называем «стадией зрелости». Эта стадия, как олицетворение расцвета жизненной силы в её высшем выражении, есть стадия благодатного чувства радости и любви без малейшей примеси скорби, грусти или печали. Природа сама демонстрирует нам — и для этого даже не требуется космического знания или других высокоразвитых психических способностей, — что состояния скорби или страдания — это состояния преходящие, ни в коей мере не являющиеся конечными или абсолютными стадиями, даже с точки зрения восприятия жизни самим человеком. Поэтому и состояние, называемое нами «смертью», будь это естественная смерть по причине старости или безвременная смерть в детстве, в юности или в пору зрелости, есть, таким образом, лишь видимое или кажущееся завершение всего жизненного процесса. В действительности смерть — это лишь, более или менее, естественное завершение одной из необходимых предварительных стадий развития жизни, предшествующих «летней» или «спелой» стадии, без которых жизнь никогда бы не достигла поры своей зрелости. За мрачной стеной печали и разлуки, которой физическая смерть отделяет «живых» от «мёртвых», жизнь не прекращается, но продолжается дальше, становясь воплощением самых возвышенных и светлых сторон физической жизни человека, т.е., по сути, являясь благодатью, а не чем-то таким, перед чем нужно трепетать и чего нужно бояться. Миновав эту «посмертную» стадию развития жизни, человек, опять же, не останавливается, но стремится дальше, к познанию новых состояний и возможностей в физическом мире, рождаясь в который, он, раз за разом, идёт всё дальше стезёй развития вперёд, к душевному свету и теплу, к гуманизму, человеколюбию и космическому знанию, обретя которые он, тем самым, победит и навсегда избавится и от этой так называемой смерти.

Добавить мысль

Нажмите, если хотите добавить

Рубрики