Магадан. К историческим истокам названия

Майданы как места сбора поташа

Здесь можно было бы поставить точку в исследовании этимологии многочисленных майданов Российско-Мордовского ареала, но имеется еще один вариант объяснения этого топонимического феномена. Поводом для такого суждения является то, что среди многочисленных значений слова майдан известны не вполне понятные — “смолокурня”, “место поташного производства”, “селитреный завод” [Даль. Селитра // Интернет; Мурзаев, 1984. С. 358], далекие, на первый взгляд, по смыслу от основного значения — “место сбора”, “место сбора на битву”.

Поташ, или карбонат калия, или калий углекислый (К2С03), производят карбонизацией растворов КОН, полученных электролитическим путем, либо суспензии MgC03 в растворе КС1, а также как побочный продукт при переработке нефелина на глинозем. Применяют его при изготовлении стекла, мыла, калийных удобрений [Краткая химическая…, 1963. Т. 2, с. 356].

Ранее поташ добывали из растительной золы и широко использовали также для получения пороха, сукна, красок, в выделке кож [Малый…, 1994. Т. 3, с. 1051, 1052; Поташные заводы, 1999]. “Обычный способ палки золы заключался в том, что в глуши леса выбирали площадку (выделено мною. — Б. В.) и на ней складывали сучья, ветви, макушки и молодые деревья, зажигали кучу снизу и по мере сгорания подкладывали до тех пор, пока не получится на глаз куча от 2 до 8 четвериков (50-200 кг)” [Безбородов, 2001]. Стволы при этом использовались в качестве деловой древесины или на дрова. Предпочтение отдавалось лиственным деревьям по сравнению с хвойными из-за большего выхода золы, а из нее — посредством выщелачивания водой и прокаливания — поташа.

Наибольшая пригодность лиственных пород для получения поташа определила то, что его производство концентрировалось в южных областях России в зоне лиственных лесов — на границе леса и степи (Дикого Поля), т. е. там, где на протяжении XVI-XVII вв. проходила граница Московского государства. Почти к этому же времени относится широкое развитие в Европе, а с некоторым запозданием — и в России, производства стекла и мыла [Российскому стеклоделию…, 2000; Трифонов, Харитонова, 2002]. В середине XVII в. в южнороссийских лесах разворачивается крупномасштабный промысел поташа для удовлетворения растущих потребностей стеклоделия, мыловарения и других отраслей.

О размахе выделки поташа свидетельствуют скупые сведения по истории хозяйственной жизни Московской Руси. Наиболее полно сохранился вотчинный архив боярина Бориса Ивановича Морозова — воспитателя и друга царя Алексея Михайловича и фактического главы правительства в 1645-1648 гг. “Вкладываются значительные средства в постоянное расширение поташного ремесла — основной отрасли вотчинной промышленности. Организовав в 1650 толу 6 майданов (выделено мною. — Б. В.) в селе Сергаче и в районе промышленного села Мурашкино, к началу 60-х годов Морозов увеличивает их число до 29. Качество поташа боярин контролирует лично, получая от приказчиков образцы продукта, изготовленного разными мастерами. Поташ идет на европейский рынок и оценивается как лучший, занимая первое место во внешней торговле России” [Лобанова, 2001].

В истории г. Сергач, возникшего в XVII в., отмечается, что “вначале население занималось производством поташа…” [Сергач, 1999]. “Посетив в конце XVIII в. Арзамас, П. С. Паллас заметил, что «кроме малого числа купцов и канцелярских служителей почти весь город населен мыльниками, кожевенниками, красильщиками крашенины и сапожниками»” [Орлов, 2002]. То есть вся его промышленность являлась потребителем поташа. В 1853 г. в имении Пушкиных — селе Большое Болдино — насчитывалось 20 поташных заводов [Фортунатов, 2001]. Примечательно, что эти данные относятся к югу Нижегородского Поволжья, входящему в Российско-Мордовский ареал. Но и в других областях южной России поташное производство шло с большим размахом. Так, в 1798-1800 гг. в Оренбургской губернии (включавшей тогда и Башкирию) насчитывалось 143 поташных завода [Поташные заводы, 1999].

Однако нигде, кроме ареала, места изготовления поташа (топонимы) не называются майданами. По В. И. Далю, “заведение в лесу для выварки поташу, сидки смолы, дегтя, селитряный завод и пр.” в западных и южных областях России (т. е. в Белоруссии, на Украине и в южных великорусских губерниях, за исключением Нижегородской и Пензенской. — Б.В.) имеет название буда [Будовать, 1999], свидетельством чему служит множество топонимов в указанных регионах на основе этого слова. Вместе с тем, будниками, или будаками, именовались “бывшие будные, майданные крестьяне (здесь и далее выделено мною. — Б. В.), некогда приписанные к казенным будным майда — нал1 они, в народе, сохранили название это (в пенз., ниж.)” [Будовать, 1999]. Как следует из приведенной выдержки, такое название присуще только Нижегородской и Пензенской губерниям, что весьма любопытно.

Из данного, казалось бы, незначительного факта, можно сделать вывод о том, что в нижегородском крае производство поташа называлось словом будное, но места для этого занятия именовались майданами (причем только здесь), что видно на примере существования нижегородского понятия будный майдан [Даль. Будовать, 1999]. Следовательно, ко времени, когда в мордовских лесах началась выработка поташа, места для этого промысла (поляны в лесу и на опушках) уже существовали и, более того, именовались майданами. Дополнительным подтверждением этому может служить возникновение исключительно в нижегородском крае такого понятия, как будный майдан, призванного отличать поташные майданы от пограничных, засечных.

В связи с этим также становится понятным происхождение русского слова буйдан [Мурзаев, 1984. С. 99, 358, 359] среди фонетических вариантов слова майдан (разд. 5.2). Правда, топонимы на его основе не известны. Это, скорее всего, нередко встречающийся вариант сокращения длинных словосочетаний — синтез начала слова будный и окончания слова майдан.

С удалением русской границы к югу в занятиях местного населения, основным из которых была защита границы, происходит, выражаясь современным языком, конверсия. Военные майданы в лесах — “места сбора воинов” для отражения нападений врагов — превратились в “места сбора золы” для изготовления поташа — главного российского “валютного” продукта того времени.

“Леса, отведенные под засеки, назывались «заповедными засечными лесами». Рубка леса для хозяйственных нужд в них строго запрещалась” [Кирьянов, 2002]. Поэтому в процессе развития производства поташа в засечных лесах был, вероятно, и элемент случайности. Поташные майданы первоначально могли возникать в местах прорыва оборонительных рубежей противником, использовавшим известный метод прожигания проходов в засеках [Чивилихин, 1982а. С. 95; Крылов, 2001]. Уже в 1659 г. вышел царский указ, запрещавший, вследствие истребления засечных лесов поташными заводами, основывать вблизи засек новые заводы без особого государственного повеления [Крылов, 2001]. По мере снижения оборонительной роли засечных лесов они пускаются в хозяйственный оборот. В 1762 г. большая часть засек продается с публичного торга, а остальные приписывают к казенным заводам. Это стимулировало дальнейшее бурное развитие поташного производства, свидетельством чего в Российско — Мордовском ареале являются многочисленные топонимы на основе слова майдан. На “огненную” специфику промысла поташа указывают некоторые местные названия: Огнев-Майдан, Погорелое Майдан, Толъкий Майдан (тол — по-мордовски означает “огонь” [Мурзаев, 1984. С. 359]), а на некоторые аспекты его истории, например, Казенный Майдан (см. табл. 2).

Г. П. Смолицкая в статье Майдан “Топонимического словаря Центральной России” сообщает, со ссылкой на известный словарь Э. М. Мурзаева [1984. С. 359], что названия нескольких сел в Мордовии, Нижегородской и Рязанской областях представляют собой “слово майдан в значении «поляна или просека в лесу, приспособленная для производства поташа, дегтя, смолы, древесного угля»”. Когда при таком производстве возникало селение, поляна становилась его центром и со временем превращалась в главную площадь или улицу. Впоследствии семантика слова расширилась. Топонимы от него известны во всех славянских странах, во многих тюркоязычных и арабоязычных государствах. В русском языке слово майдан известно с начала XVII в. [Словарь русского языка, XI-XVII вв., 1975-2002], хотя производное майданный — с конца XVI в.” [2002. С. 198, 199].

Такое объяснение, с одной стороны, подтверждает изложенное ранее представление о, так сказать, “конверсионном” происхождении какой-то части многочисленных майданов Российско-Мордовского ареала. С другой стороны, в таком определении угадывается неясно высказанное предположение о том, что российско-мордовские “поташные” майданы были первыми по времени возникновения в отмеченном семантическом пучке Э. М. Мурзаева, а “впоследствии семантика слова расширилась” и “топонимы (образованные) от него (стали) известны во многих тюркоязычных и арабоязычных государствах”.

Подобное толкование истории возникновения, развития и распространения топонимов на основе слова майдан представляется ошибочным. Вызвана эта ошибка узостью географических рамок словаря Г. П. Смолицкой. Кстати, в словаре Э. М. Мурзаева нет даже намека на такую ошибку. Никаким историческим процессом, кроме разноса монголо-татарскими завоевателями, невозможно объяснить феноменальное распространение сотен топонимов на основе слова майдан по огромному Ирано-Тюр — ко-Славянскому ареалу, характеризующемуся самыми разнообразными природно-климатическими условиями. Трудно, например, представить себе производство поташа в пустынях южной Азии; еще труднее — перенос туда после XVI-XVII вв. из мордовских лесов слова майдан и последующее феноменальное же расширение его семантики до известного ныне пучка, насчитывающего более трех десятков значений.

Остается не решенным вопрос о происхождении трех топонимов Российско-Мордовского ареала: Мадаево, Медаево, Медаевка (см. табл. 2), близких фонетически к господствующей здесь форме майдан. Вероятной представляется их мордовская или мордовско-русская адаптация к такому виду. Однако

А. М. Орлов [2002] не вполне понятно объясняет этимологию названия Мадаево, а вместе с ним еще и Тагаево, Шагаево, Азрапино, Байково, Акаево, Саитовка, Дивеев Усад образованием на правобережье р. Алатырь в 1361 г. улуса сепаратиста Тагая во времена “великой ордынской замятии” (междоусобицы).

К Российско-Мордовскому ареалу тяготеет топоним Могоча — река на востоке Тверской области Точно такое же название носят река и населенный пункт в Читинской области на юге Тунгусского ареала. В юго-западной части Тунгусского ареала в Томской области находится населенный пункт Могочин. Это не может быть простым совпадением. Тверская Могоча явно занесена сюда монголо-татарами — неподалеку от нее в марте 1238 г. произошла известная битва на р. Сить (приток Волги).

За пределами него имеется несколько тяготеющих к нему топонимов: Майдаково в Ивановской, Майда в Кировской и Майда (Мойда) в Архангельской областях (см. рис. 3, 9, 15). Сказать что-либо определенное об их лингвистическом родстве и исторической общности с основным блоком майданов затруднительно. На большей части территории средневековой Северо-Восточной Руси, подвергшейся в 1237-1238 гг., как позднее и другие страны Восточной и Средней Европы, разорительному монголо-татарскому нашествию, топонимов на основе майдан нет (см. табл. 2, рис. 9). На фоне всех других ареалов трансрегионального Ирано-Тюрко-Славянского ареала это представляется аномалией.

Подобный иммунитет к слову майдан можно попытаться объяснить нередким ироническим отношением к тюркским заимствованиям в русском языке. В связи с этим уместно напомнить такие значения слова майдан, как “тюремный тайный кабак и игорный дом” [Малый…, 1994. Т. 3, с. 440]; “базар или место на нем, где собираются мошенники для игры в кости, в зернь, орлянку, карты” [Даль, 2001. С. 378]. Похожая ситуация наблюдается, например, при русском переосмыслении тюркского слова сарай — “дворец”. В русском языке это отнюдь не княжеская или ханская резиденция, а зачастую неказистая дворовая хозяйственная постройка. Ироническая оценка слова майдан, вероятно, воспрепятствовала распространению его в Северо-Восточной Руси в качестве основы топонимов в отличие от других регионов: соседних мордовских земель, Украины, Польши, Балкан, Туркестана, Афганистана, Ирана и др.

Рубрики