Мартинус - Космические лекции

Государства тоже сеют и пожинают свои судьбы

Существующее в рамках любого так называемого христианского государства право на возмездие или наказание ясно указывает на то, что данное государство, собственно говоря, не имеет достаточных оснований или прав называться христианским, несмотря на то, что христианство, может быть, пользуется на его территории статусом «общегосударственной религии». Уже в силу того, что государство считает себя вправе осуществлять акты мести и наказания и применять для их осуществления жестокость и насилие, в силу одного этого его скорее следует называть языческим, а не христианским государством. Повсюду, где есть место таким явлениям, как смертная казнь, концентрационные лагеря, жестокость, изуверство, физическое и психическое давление, где людей подвергают пыткам, истязаниям, физическим и душевным страданиям и мукам, — там государство, в лице его законных правительств или монархов, грубо попирает принципы христианства и нарушает космические законы. Возможно, эти правительства не нарушают юридических законов своей страны, которые, как правило, они же и создали, но в данном случае это не играет никакой роли, поскольку законы жизни как таковые они всё же нарушают и наравне со всеми должны отвечать за последствия подобного нарушения.

Каковы же последствия того, что государство осуждает своих граждан на смерть? Последствием данного акта является — смерть самого государства. Ибо «каким судом судите, таким будете судимы» — гласит закон! И разве история человечества не служит ярким подтверждением этого правила, повествуя нам о бесконечной череде гибелей, упадков, смертей и падений различных государств — государств, где смертные казни, пытки, виселицы, жестокость, насилие, тюрьмы, рабство и другие карательные методы были обычным явлением и нормой повседневной жизни? Поэтому не стоит удивляться тому, что до наших дней не дожила ни одна из некогда великих и могущественных культур, поскольку государства древности как носители этих культур разрушили и погубили сами себя — тем, что жили по законам, противоречившим законам самой жизни. Они были — хотя и в наше время таких государств ещё немало — государствами, созданными «по образу преступников», которых они же сами осуждали и наказывали.

Возможно, для большинства это звучит непривычно, но эти слова не следует расценивать как критику в адрес отдельных государств, из которых ни одно не может быть каким-либо другим, чем каково оно есть в настоящий момент, — подобно тому, как ни один из подданных этих государств не может быть кем-то другим, чем каков он есть сегодня. И там, где сами государства либо отдельные индивиды мстят, убивают, карают, наказывают или демонстрируют иные формы жестокости и насилия, там все эти факты наглядно свидетельствуют о том, что данные государства или данные лица продолжают оставаться примитивными и неразвитыми. В любом государстве, даже самом жестоком, имеются университеты, школы и различные учебные заведения, по опыту учёбы в которых каждый из нас знает, что если сосредоточить всё своё внимание на каком-либо предмете и неустанно работать над ним, то наши способности и знания расширяются и оттачиваются, а сам предмет совершенствуется и всесторонне углубляется. Поэтому если государство действительно желает избавиться от убийств и насилия, то каким образом оно сможет это сделать, когда оно само убивает своих подданных в качестве наказания за то, что они убили других? Не свидетельствует ли это о том, что в этом случае само государство состязается с преступниками и убийцами в искусстве убивать? И если уж само государство превращает себя в яркое подобие преступника, то каким образом и на каком основании оно может превратиться в культурное государство?

Добавить мысль

Нажмите, если хотите добавить

Рубрики