В основании умирающего мира — принципы животного царства

Я предвижу, что многие возразят мне, что, мол, между мотивами, движущими государством при вынесении смертного приговора преступнику и его исполнении, и мотивами, движущими преступником при совершении им преступления или убийства, имеется довольно ощутимая разница. Но в чём, собственно говоря, заключается эта разница? Разве в обоих случаях ими не движет один и тот же мотив: инстинкт самосохранения? Когда человек движим желанием мести, приводящим его в конечном итоге к убийству, то основной причиной этого является его, мстителя, убеждение, что данный акт мести вполне справедлив и оправдан. И это касается не только актов убийства из мести; даже такие формы преступлений, как убийство с целью грабежа или воровство и хищение в особо крупных размерах, преступники в большинстве случаев оправдывают тем, что в обществе, где они живут, материальные ценности распределены крайне несправедливо и они данным актом пытались восстановить попранную справедливость. Государство, со своей стороны, тоже «восстанавливает попранную справедливость», осуждая на смерть и предавая казни этих преступников, представляющих, с точки зрения данного государства, угрозу его стабильности и благополучия. Однако в обоих случаях действует один и тот же принцип, что и в животном царстве, — инстинкт самосохранения.

Таким образом, мы здесь имеем дело с двумя категориями судопроизводителей, вершащих друг над другом взаимный суд, а точнее — самоуправство: первая — это преступники, которые рассматривают свои действия как вполне справедливые, оправдывая их тем, что они-де вершат справедливость в том обществе или государстве, которые, по их мнению, устроены несправедливо; а вторая — это само общество или государство, которое в свою очередь рассматривает их деяния как несправедливые и преступные и предаёт их суду. Таким образом, каждая из сторон осуждает другую за то, что она именно такова, какова она есть, и обе при этом стремятся добиться одинакового результата своего суда или самосуда — сначала преступник, осуждающий несправедливое государственное устройство, а затем государство, предающее его суду и казни, государство, которое до тех самых пор, пока оно применяет принципы, характерные для жизненной организации животного царства, культурным государством никогда не станет. В силу этого предостережение, сделанное Спасителем человечеству, остаётся, как видно из сказанного, актуальным до сих пор. Поскольку же на то, чтобы государства смогли полностью усвоить эту науку, потребуется весьма и весьма длительное время, то первыми, разумеется, должны вначале усвоить эту науку отдельные его представители — люди. Однако и на это требуется своё, тоже длительное, время.

Я предвижу, что очень многие тут же мне возразят: «Что же будет с государством, если оно перестанет наказывать? Если оно не будет карать преступников и нарушителей закона, оно как государство вскоре полностью прекратит своё существование или исчезнет». Ну а разве не то же самое случилось со многими так называемыми культурами или цивилизованными государствами древности? Разве все они не исчезли и не прекратили своё существование? И не то же ли самое мы наблюдаем и сегодня, в наши дни, на примере многих так называемых цивилизованных «государств всеобщего благоденствия»? Не указывает ли очень многое в их жизни на то, что они находятся на пути столь глобальных и коренных преобразований и перемен, что подобное положение дел с полным правом можно назвать процессом гибели или упадка этих государств, поскольку гибель или упадок — один из тех основных принципов, на которых, собственно говоря, и покоится всё их нынешнее существование и внешнее «процветание» и «благополучие». Мировые войны, холодные войны, расовая ненависть, стачки, забастовки, финансовые, политические, экономические и многие другие кризисы, грозящие в любой момент перерасти в гражданские войны и революции, безраздельно властвуют в современном мире, и это ли не доказательство того, что старый мир, основанный на принципах животного царства или закона джунглей, изживает себя и катится навстречу гибели. Государства этого мира сами себя осудили на смерть и упадок, а ныне готовятся ускорить этот процесс, собираясь с силами для нового суда или расправы друг над другом.

Добавить мысль

Рубрики