(от греч. agape — любовь; лат. эквивалент caritas) — безусловная духовная любовь, свободная от к.-л. эротической мотивации. Как чувство любовь-А. связано со своим предметом теснее и безусловнее, чем любое др. По своему происхождению А. — ключевое понятие христианской литературы. В книгах Нового Завета слово «любовь», как правило, передается греч. словом «А.». («Филия» тоже встречается, но гораздо реже, а «эрос» практически отсутствует.) Одаряющий характер любви-А. противопоставлялся христианскими мыслителями потребительскому характеру любви-эроса. Считалось, что А. придает ценность своему объекту, в отличие от всего того, что так или иначе стремится извлекать ее из объекта. А. исключает направленность на себя в отличие от эроса, к-рый в сущности является любовью к себе. Отсюда делался вывод, что только божественная любовь и может быть любовью-А., поскольку она нестяжательна и полностью направлена на другого. Вместе с тем не исключалось, что человеческая любовь в редких случаях тоже может быть любовью-А. Осн. тональность звучания понятию А. задал Новый Завет (речь в особенности идет о двух заповедях любви: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37—40; Мк. 12:29—31). При этом новозаветное «А.» обрело уникальные черты, отличающие данный термин от значения слова «любовь» в др. языках. Новозаветное значение (сплав греч. и иудейской мысли) слова «А.» оказало огромное влияние на всю последующую моральную рефлексию на Западе. В противоположность любви-эросу, т. е. страстной любви, А. имела значение деятельной, одаряющей — сугубо духовной — любви. Она выходит за пределы отношений нетребовательной, безопасной, гарантированной взаимности. Любовь к ближнему должна включать по крайней мере односторонние усилия культивирующего ее по установлению личных отношений, отмеченных духовной близостью, и социальных отношений, отмеченных гармонией и согласием. Иначе говоря, А. не ждет, не требует ответа добром на добро, хотя в то же время это вполне может совмещаться с надеждой на такую взаимность. Забота о человеке из любви к ближнему не зависит ни от своих истоков (ближнему вовсе не нужно знать о том, кто именно о нем заботится), ни от упования на изменение враждебного отношения со стороны ближнего (напр., ближний может не переставать быть врагом любящего его). Т. е. личность ближнего должна рассматриваться как безусловная ценность прежде всяких конкретных ее проявлений. Это означает, что любовь-А. не может ограничиваться только теми, кого мы считаем достойными ее, исходя из того, что они добрые, приятные или полезные. По Кьеркегору, ближний как объект любви — это любое человеческое существо. Любовь выходит за пределы всех ограничений (в т. ч. связанных с моральными запретами), накладываемых, напр., дружескими отношениями. Нек-рые мыслители пытались ввести градацию степеней проявления любви. Так, Фома Аквинский полагал, что одних (более близких к Богу, связанных с нами узами дружбы, брака) мы должны любить больше, чем других. Кьер — кегор же был убежден в том, что мы должны любить всех необусловленно, без каких бы то ни было предпочтений, т. е. недифференцированно. Все согласны в том, что доброжелательность (как одна из сторон А.) имеет моральную ценность даже в том случае, если не достигнута взаимность. А.-доб — рожелательность включает в себя постоянство как необходимый и неотъемлемый элемент такого отношения к ближнему. Постоянство означает настойчивость перед лицом препятствий. Даже если любящий не улучшает поведение ближнего, все же имеет смысл говорить о восприятии ближнего как ценного существа и о заботе о нем. Любящий всегда должен быть «за» ближнего, какие бы конкретно изменения в нем ни произошли — в лучшую или в худшую сторону. Мыслители 20 в. (Н. Бердяев, М. Бубер, М. Шелер, Г. Зиммель, К. С. Льюис, Г. Мадинье, Д. фон Гильдебранд, Дж. Кришнамур- ти) раскрыли новые грани значения любви (созвучной новозаветному А.). При этом подчеркивались ее онтологический статус, ее значение для определения человеческой сущности в филос. антропологии, ее надценностная трансцендентность, или ее значение как смысла человеческого существования. В качестве специального термин «А.» употреблялся также для обозначения вечери любви у ранних христиан. А. устраивались для выражения и культивирования любви, связывающей всех членов общины. В 343—344 гг. Лаодикейский поместный собор запретил проведение А.

С. П. Евтушенко

Добавить мысль

Рубрики