Взгляды на игры детей

Мы не потому играем, что мы дети, но для того и дано нам детство, чтобы мы играли.

К. Гросс

«Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало», — повторяют взрослые на протяжении многих столетий, полагая, что игры — пустое занятие, которым заполнена жизнь детей. Хотя мало кто из взрослых сегодня считает, что внутреннее содержание детства лишено какого бы то ни было смысла, значение игры в развитии ребенка по-прежнему недооценивается. В историческом развитии понимания роли детства игра сыграла особенно важную роль, показав уникальность и самобытность психики ребенка, не сводимой к психике взрослого человека.

Традиционный взгляд на игры детей как бесполезное времяпрепровождение впервые был подвергнут сомнению немецким поэтом и философом Ф.Шиллером (1759 — 1805) еще в 1795 г. В своих «Письмах об эстетическом воспитании» Ф. Шиллер анализирует игровые переживания через категорию эстетики. Явления игровой жизни он интерпретирует как проявления эстетической и духовной жизни человека. Мир прекрасного открывается для нас только тогда, по мнению И. Шиллера, когда мы поднимаемся над нашими потребностями, и именно тогда мы являемся по-настоящему людьми. Эти проявления — отсутствие утилитарных потребностей и свобода действий — характерны для творчества и игры.

Философский анализ выводит на первый план двойственный характер игры как особое эстетическое состояние духа. Ребенок, играя с палочкой, осознает, что это не меч, но ведет себя так, как если бы эта палочка была настоящим произведением оружейного мастерства. Двойственность открывает возможность для рефлексии условности. Игра с эстетической позиции определяется сознанием условности, видимости.

Во второй половине XIX в. проблемой игры заинтересовался английский философ Г.Спенсер (1820-1903). Вслед за Шиллером считая, что игра сближается в своей сути с эстетической сферой и не преследует цели удовлетворения потребностей, Г. Спенсер делает акцент на биологической бесполезности и бесцельности игры. Игра возникает, по Г.Спенсеру, там, где серьезная жизненная деятельность не нужна, а причина ее возникновения — избыточная энергия организма, оставшаяся невостребованной. Игра понимается как абсолютно импульсивная активность, направленная на разрядку накопившейся энергии. Для Г. Спенсера не имеет значения ни содержание игры, ни ее формы. Явно биологизаторский подход сводит игру к психофизиологическим проявлениям.

Необходимо отметить, что большинство авторов теорий игры стремились дать общую интерпретацию игры животных и детей, находя в их активности общие корни. Это биологические теории игры, которые искали ответ на вопрос о том, каков эволюционный смысл такого «несерьезного» поведения, и характеризовали игру как деятельность, цель которой в ней самой.

Г.Спенсер осветил в своей теории лишь некоторую часть проблемы. Действительно, животные, дети и даже взрослые ощущают потребность в движении и желание «разрядить» накопившуюся энергию в свободной, эмоционально окрашенной активности. Но возникает закономерный вопрос: разве все игры детей можно описать через расходование активности? Дети могут увлеченно играть, используя «основной фонд» жизненной энергии и при этом почти не двигаться, осуществляя действия в образном плане. В. В.Зеньковский справедливо указывает, что игра сама часто является источником сил.

Добавить мысль

Рубрики