Мартинус - Космические лекции

Преобразования, время и вечность

То, что мы обозначаем термином «зачатие», и то, что мы обозначаем термином «смерть», есть не более чем следствия преобразований материи внутри самой материи, совершаемых нашим Я. Ошибка думать, будто Я совершает преобразования исключительно только в физической материи. В действительности, физические преобразования всегда вторичны по отношению к преобразованиям, совершаемым нашим Я в психической, или лучевой, материи. Жизнь души любого из живых существ — это постоянное движение. Мысли, чувства, память и интуиция — все они суть различные формы движений и, одновременно, преобразований. Ведь сколь большие и существенные преобразования, даже чисто психически, претерпевает человек в процессе своего роста и развития от грудного младенца к взрослому мужчине или женщине! И эти преобразования всецело обусловливаются теми движениями, которые воспроизводит его Я в психической материи. То, что душа и её органы подвластны принципу времени и, следовательно, имеют начало и конец, никогда не воспринимается живым существом как некая «смерть», а лишь в виде того, чем она в действительности и является — в виде некоего постепенного преобразования, имеющего своё начало и своё завершение (конец), где каждое завершение становится отправной точкой нового начала, и т.д. до бесконечности.

Когда Я живого существа вкупе со сверхсознанием создаёт или творит что-то, то это что-то — по причине того, что он создано — абсолютно не может быть вечной реалией, ибо в противном случае его просто невозможно было бы создать. Если бы оно было вечной реалией, то каким образом, спрашивается, оно бы создавало по отношению к нашему Я тот необходимый контраст, в силу наличия которого наше Я и получает возможность постигать и познавать своё собственное бытие? Если вещь или реалия никак не обнаруживает и не проявляет своего отличия от других вещей или реалий, то она, в таком случае, оказывается за пределами какого — либо чувственного восприятия. Поэтому, чтобы иметь возможность постигать и создавать что-то, наше вечное Я, или «Нечто», должно быть наделено способностью заключать другое «Нечто» (вечную материю) в определённые границы или рамки — с тем, чтобы это «Нечто» обрело условные начало и конец.

Однако, едва только с помощью произвольно выбранных рамок или ограничений задаются условные начало и конец, как эти начало и конец тотчас вступают между собой в то категориальное соотношение, которое мы определяем понятием «промежуток времени». Таким образом, с момента условного возникновения («рождения») чего-то до момента его условной кончины («гибели» или «смерти») оно подвергается некоему процессу преобразования, который мы обозначаем понятием «старение», и тем самым становится временной категорией. Время при подобном соотношении вещей выступает, таким образом, как нечто, что задаётся и определяется самим живым существом посредством установки и закрепления произвольно заданных ограничений — начала и конца, где конец неизменно оказывается базисом или первоосновой нового начинания (начала) и т.д. по цепочке.

Время, таким образом, выступает как некий фактор, благодаря которому живое существо (человек) получает возможность расставлять вехи на пути своего странствования через вечность и с помощью этих вех постигать саму вечность. Из этого и происходит то самое «вечное сейчас», посредством которого живое существо или человек получает возможность постигать самого себя — в противопоставлении чему-то другому или по контрасту с чем-то другим.

Рубрики

Читайте нас ВКонтакте