Теории детской игры

Игра как инстинкт или влечение

Следует подчеркнуть, что К. Гросс возражает против понимания игры как инстинкта или влечения: «…я нигде не говорил о "влечении к игре" или об "инстинкте игры". <…> Я не считаю возможным признать их существование. <…> Игра, напротив, сама является только своеобразным способом проявления различных инстинктов и влечений» [25].

К. Гросс называет свою теорию телеологической, подчеркивая целесообразность законов природы и видя в игре отражение внутренних причин природы к саморазвитию.

Однако закономерно возникает вопрос: почему функции организма нуждаются в упражнении и почему эти тренировки должны осуществляться именно в играх? Включенность в реальную практическую деятельность, очевидно, в большей степени соответствует задаче подготовки к будущей взрослой жизни. Никто не станет отрицать, что подобная активность присутствует в жизни ребенка, а молодые животные в ювенильный период развития упражняются в реальном поведении. «Ошибочность логики рассуждений К.Гросса заключается в том, — пишет Д.Б.Эльконин, — что, подойдя к игре телеологически, приписав ей определенный биологический смысл, он начал искать его в играх животных, не раскрывая их действительной природы, даже не сравнив игрового поведения с утилитарным, не проанализировав игру по существу». И далее: «Грубейшую ошибку допускает К. Гросс и в том, что переносит прямо, без всяких оговорок, биологический смысл игры с животных на человека» [88].

Очевидно, что общий характер теории К. Гросса — биологический. Ученый остался равнодушен к содержанию детских игр, односторонне видя значение игры лишь в тренировке организма. Тем не менее именно он первым обосновал ныне общепринятую идею о том, что игра во многом определяет содержание и своеобразие детства. Принципиальные возражения против «теории упражнения» высказал Ф. Бойтендайк, создавший собственную общую теорию игры.

Главным предметом исследования для голландского биолога Ф. Бойтендайка стали влечения, определяющие природу игры и ее динамику. Ф. Бойтендайк подверг критике и положение о том, что инстинктивная деятельность нуждается в упражнении и что подготовительные упражнения можно считать игрой. Опираясь на достижения в развитии биологии, Ф. Бойтендайк подчеркивает, что инстинктивная деятельность филогенетически сложилась как форма активности, обеспечивающая адаптацию индивидуума «автоматически», без дополнительных тренировок и настроек. Однако подготовительные упражнения, направленные на формирование навыка (например, ходьбы), не имеют ничего общего с игрой: эти действия конкретны и реальны.

Рубрики

Партнеры: