ПСИХОЗОЙСКАЯ ЭРА

пришедшая на смену кайнозою эра господства психической деятельности человечества, возведенной в ранг геологического фактора, меняющего облик планеты. Ушедший XX в. стал первым веком новой П.э. Происшедшее благодаря В. И. Вернадскому признание нашего времени П.э. – это не просто смена концепций, теорий или идеологий. По мнению А.Г. Асмолова (1996), перед нами разворачивается картина смены миров. И как некогда представители неклассической физики открыли иную реальность – странную реальность микромира, вставшие на путь В.И. Вернадского представители будущей неклассической психологии и истории окажутся перед еще более странным множеством миров сознания, густо опутавших нашу планету.

Можно называть эти миры «ноосферой» (В.И. Вернадский), «семиосферой» (Ю.М. Лотман), «полем предметных значений» (А.Н. Леонтьев). Каждое из этих названий высвечивает оттенки того особого слоя планеты, к-рый непрерывно видоизменяется в П.э. Главное же заключается в том, что эта особая реальность существует, и в ней исследователи сталкиваются с такими парадоксами, к-рые под стать парадоксам миров квантовой физики, теории относительности и самой невероятной фантастике.

Один из таких парадоксов, смущающих здравый смысл, называют парадоксом системного мышления: «элемент в системе» и «система в элементе», «личность в обществе» и «общество в личности». В формальную логику явно не укладывается то, что «личность», будучи элементом «социальной системы», может не только вместить в себя «социальную систему», но и потенциально привести к ее изменениям. В одной повести о детстве точно описывается, как подросток, ощутивший себя крупинкой в бесконечной Вселенной, спрашивает, а есть ли он вообще на свете. И тотчас следует еще одно ошеломляющее его открытие: Вселенная с миллиардами звезд и галактик умещается в его голове. Человек как элемент Вселенной может вместить в себя всю систему. Как же постичь эти несуразные вещи? Возможный выход из этой парадоксальной ситуации позволяет наметить аналогию между личностью и микроскопической частицей, названной в честь автора космогонической теории расширяющейся Вселенной А.А. Фридмана «фридмоном». Особенность фридмона заключается в том, что в нем, несмотря на микроскопически малые размеры, могут свертываться и упаковываться целые галактики. Миры во фридмо – нах обладают большим количеством измерений, чем трехмерное пространство и одномерное время. Исходя из гипотезы о фридмонах, А.Г. Асмолов допускает, что в ходе развития личности происходит как бы свертывание социального пространства в пространство личности, своеобразные вращивание и упаковка с изменением размерности большого мира в малом мире. А если это действительно так, то возникает соблазн увидеть в личности своеобразный «фридмон» историко-эволюцион – ного процесса, несущий потенциальные возможности преобразования биосферы в ноосферу, т.е. особый творческий «ген» эволюции в психозое. При всем кажущемся безумстве этой идеи она помогает понять то, что в П.э. эволюция идет по пути размножения «миров», все новых и новых сред обитания. Творческие пульсации личности могут обернуться рождением иных культур и цивилизаций, иных вариантов развития человечества, иных «сред».

Продуктами этих пульсаций являются мир классической физики Ньютона, геометрическое пространство Евклида, система координат Декарта. Все эти «миры» представляют собой проявления ноосферы, порожденные в ходе эволюции науки и претендующие в определенные исторические периоды на право быть единственной классической реальностью.

А кому не знакома великая формула, что «…сотворил Бог небо и землю». Или же овладевшая частью человечества идея «…мы наш, мы новый мир построим. Кто был ничем, тот станет всем». Почти несколько тысячелетий сменяющие друг друга поколения жили в Мире Библии, чуть более тысячелетия – в Мире Корана, около столетия – в Мире марксистской мифологии. И все эти миры вряд ли менее осязаемы, чем мир классической физики Ньютона.

По мысли А.Г. Асмолова, пока еще глухо звучащий взрыв открытия В.И. Вернадского, приведший к опознанию нашего времени как П.э. и прорыву в населенный многочисленными мирами слой планеты, вряд ли менее расширил границы познания, чем теория относительности А. Эйнштейна.

Идея В.И. Вернадского о П.э. меняет систему отсчета в размышлениях о месте психологии и роли психолога в историко-эволюционном процессе развития природы и общества. Какие выводы должна психология извлечь из понимания того, что в П.э. психика стала фактором эволюции планеты? Уместно ли поднимать вопрос о том, что в П.э. эволюция человеческого рода прокладывает свой путь через развитие все новых и новых сред обитания? Не будет ли нелепым предположение о том, что за проявлениями индивидуальности проступают потенциальные возможности различных траекторий эволюционного процесса, в к-ром те или иные индивидуальные образы жизни преобразовались в своего рода миры, образы жизни для многих поколений человечества?

За всеми этими рассуждениями угадывается подстерегающие психологов в начале третьего тысячелетия искушения: сумеет ли психология стать проектировочной дисциплиной, отстаивающей свое право на участие в конструировании историко-эволюционного процесса? Наберутся ли психологи ответственности и окаянства претендовать на миссию проектировщиков истории? Отважатся ли они не только понять, но и предсказать, рождение каких миров может повлечь за собой принятие решений как на уровне отдельных личностей, так и на уровне социальных групп?

Читайте далее:

Оставьте комментарий

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!