Психология

ЕДИНСТВА СОЗНАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИНЦИП

основополагающий принцип деятельностного подхода в психологии. Сформулирован в 30-е гг. XX в. C.JI. Рубинштейном в следующей форме: «Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности и проявляется. Деятельность и сознание — не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тождество, но единство». При этом и сознание, и деятельность понимаются С.Л. Рубинштейном иначе, чем в интроспективной и бихевиористской традициях. Деятельность не является совокупностью рефлекторных и импульсивных реакций на внешние стимулы, поскольку регулируется сознанием и раскрывает его. При этом сознание рассматривается как реальность, не данная субъекту непосредственно, в его самонаблюдении: оно может быть познано лишь через систему субъективных отношений, в т.ч. через деятельность субъекта, в процессе к-рой сознание формируется и развивается. Данный принцип разрабатывался эмпирически в обоих вариантах деятельностного подхода, однако между ними существовали различия в понимании характера этого единства. А.Н. Леонтьев считал, что решение С.Л. Рубинштейном проблемы Е.с. и д. не выходит за рамки старой раскритикованной им же самим дихотомии психического, понимаемого как «явления» и переживания, и деятельности, понимаемой как внешняя активность, и в этом смысле такое единство лишь постулируется. Леонтьев предложил иное решение проблемы: психика, сознание «живет» в деятельности, к-рая составляет их «субстанцию», образ является «накопленным движением», т.е. свернутыми действиями, бывшими вначале вполне развернутыми и «внешними», т.е. сознание не просто «проявляется и формируется» в деятельности как отдельная реальность — оно «встроено» в деятельность и неразрывно с ней.

Развивая идеи А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперин рассматривал психическое как ориентировочную деятельность, к-рая «неотторжима» от собственно внешней предметной деятельности, сама может считаться внешней в том смысле, что ориентировка осуществляется «внешнедви — гательным образом», и, даже когда она становится «внутренней», это деятельность с предметами внешнего мира. И поэтому нельзя, строго говоря, противопоставлять психическое как внутреннее деятельности как внешнему. Действительной противоположностью, по А.Н. Леонтьеву, является противоположность процесса (деятельности, ориентировки, умственных действий и т.п.) и образа (как «накопленного», «остановленного на мгновение» процесса, как результативного выражения процесса).

Результатами конкретно-эмпирической разработки Е.с. и д.п. являются исследования, доказывающие, что включение того или иного психического процесса в различные виды деятельности меняет его результативность и др. свойства: напр., в сюжетно-ролевой игре, являющейся ведущей деятельностью для дошкольников современного общества, дети обнаруживают гораздо большую способность к запоминанию к.-л. материала, нежели в условиях общения с экспериментатором в лаборатории; амплитуда движений раненой руки существенно меняется от степени осмысленности деятельности для испытуемого (в значимой для субъекта трудовой или спортивной деятельности восстановление системы движений идет намного быстрее, нежели в условиях простых механических упражнений); включение в совместную деятельность с др. людьми зачастую кардинально меняет сложившееся к человеку отношение и т.п.

Добавить мысль

Нажмите, если хотите добавить

Рубрики