Педагогика

ЧЕТЫРЕХУРОВНЕВАЯ МОДЕЛЬ МЫШЛЕНИЯ

В конце 60-70-х гг. XX в. в отечественной психологии исследовательский интерес в значительной мере начал концентрироваться вокруг различных аспектов исследования творчества (Я. А. Пономарев, Н.Г. Алексеев, Э.Г. Юдин, И.Н. Семенов и др.). Именно в этом контексте создавалась первоначально модель мышления, условно названная затем четырехуровневой. Исходный материал для построения Ч.м.м. составил анализ решений задач на сообразительность. В этих задачах привычные, как бы само собой разумеющиеся приемы действия не давали ожидаемого результата и для получения правильного ответа надо было найти новое, субъективно неожиданное основание. Вот пример подобной задачи: «Часы отбивают 6 ударов за 6 секунд. Сколько времени уходит на 12 ударов?» Внешняя ее простота весьма обманчива, в чем легко убедиться, приложив для решения определенные усилия.

По данной Ч.м.м. мыслительный процесс представляет собой одновременное движение по четырем качественно не сводимым друг к другу уровням: операциональному, предметному, рефлексивному и личностному.

Операциональный уровень. Природа объектов этого уровня задается его названием, мысль фиксируется на отдельных конкретных действиях либо на связках этих действий (операциях). Решая, напр., арифметическую задачу, человек («в уме» или на бумаге) складывает, вычитает, делит и умножает, а также учитывает, в какой последовательности это сделать. Аналогично и в шахматах, когда, напр., идет конкретный просчет к.-н. варианта. Перемещение фигур («в уме» или непосредственно на доске) играет ту же роль для решения шахматной задачи, что и арифметические операции для решения математической. Наличие любой операции легко установить по характерным признакам: сокращенность, авто — матизированность и преобразование. Понять первый признак легко, сопоставив ход конем начинающим игроком и уже сложившимся шахматистом. В первом случае действие развернуто, надо отсчитать нужное количество клеток, вспомнить о возможности перепрыгивания через свои или чужие фигуры и т.д., во втором — все эти соображения свернуты, слиты в одно действие, не требующее для своего осуществления никаких усилий. Повторяющееся сокращенное действие становится автоматизированным (второй признак). Такое действие может включать в себя несколько шахматных ходов, автоматизированными могут быть стереотипные комбинации и жертвы, маневры отдельными фигурами и т.д. Сокращенное, автоматизированное действие ведет к тем или иным преобразованиям материала (трейтий признак); характер преобразуемого материала может быть при этом каким угодно. Т.о., операции (операциональный уровень движения мысли) будут иметь место в тех случаях, когда осуществляются сокращенные, автоматизированные действия по преобразованию к.-л. материала. Мышление отнюдь не исчерпывается движением по этому уровню, но он играет в нем большую роль, обеспечивая реальное достижение конкретного результата. Так, для шахматистов пробелы на операциональном уровне работы (напр., невозможные ходы, грубые подстановки при расчете в уме на третьем и четвертом ходах) могут оказаться весьма серьезным препятствием в росте спортивных результатов.

Предметный уровень. Здесь объектом выступает сама действительность, с к-рой сталкивается человек, решающий нек-рую задачу. Движение мысли направлено на ее анализ, на максимально полное и адекватное ее понимание в существенных в данном случае особенностях. В сознании думающего (решающего задачу) преднамеренно или непреднамеренно возникают отдельные представления, фрагменты знания, относящиеся к задаче. Данный процесс направлен на построение модели ситуаций задачи. Такая модель дает возможность выработать на ее основе правильный, приводящий к нужному результату план действий. В психологии имеется лаконичное выражение, довольно точно передающее смысл движения мысли на данном ее уровне — построение ориентировочной основы действия. Так, при решении математической задачи вхождение в ее условие, выделение основных зависимостей между заданными величинами, прикидка необходимых для решения формул характеризуют движение мысли на предметном уровне. Для шахмат этому соответствует процесс общей оценки позиции, припоминание различных «тематизмов», принципов разыгрывания стандартных ситуаций, выделение характерных особенностей позиции и т.д. Характер движения на предметном уровне, как правило, заключается в отнесении имеющихся по данному предмету знаний к ситуации задачи. Идет как бы прикидка, при помощи чего, опираясь на что, можно овладеть ситуацией, достичь поставленной цели. Характерными признаками, позволяющими установить, что мысль движется на предметном уровне, служат высказывания, в к-рых описывается либо сама ситуация (проблема) в ее содержательном аспекте, либо знания, необходимые для разрешения ее.

Рефлексивный уровень. Под рефлексией понимают процесс самопознания субъектом внутренних психических актов и состояний. По каким признакам можно судить о наличии рефлексивных процессов? Как правило, рефлексия начинается с сомнения (что не следует отождествлять с неуверенностью как определенной личностной чертой), возникающего, когда привычные приемы действия «не срабатывают». Действие, к-рое почему-либо не получается, не может быть выполнено, должно быть остановлено, чтобы стать объектом рассмотрения. В речи (речевой продукции испытуемого, когда мы имеем экспериментальную ситуацию) эквивалент остановки действия — его фиксация. Именно фиксации выступают формальным признаком перехода на рефлексивный уровень движения мысли, начала движения на нем. Специально выделяя и указывая, как он собирается поступать, в связи с чем, человек тем самым как бы выносит свое действие, его характер на собственное рассмотрение, делает объектом внимания. Заметим, что при очевидности действия и отсутствии затруднения ему это просто не нужно. Второй формальный признак (фиксируемый в речи)

движения на рефлексивном уровне — это вопросы, к-рые начинают задавать испытуемые экспериментатору или сами себе. Вопрос, как правило, уже направлен на выяснение причин затруднения или ошибок. Вопрос предваряет оценку правильности или неправильности своего действия в ходе решения нек-рой задачи. В оценке как бы подытоживается результат работы мысли на рефлексивном уровне. В личностном плане фиксации, вопросы, оценки, вытекающие из них установки на изменение типа действования образуют то особенное «состояние души», о к-ром говорил И. Кант, разъясняя специфику рефлексии. В настоящее время принято говорить о «рефлексивном выходе»; последним словом подчеркивается перевод процессов мышления в иную плоскость, на себя, что и выражается в фиксациях, вопросах (в т. ч. прежде всего повернутых к себе) и оценках. Учитывая сказанное, нетрудно представить поле действия рефлексивных процессов в мышлении шахматиста. Они сконцентрированы (непосредственно в самом процессе игры) в контроле над собственной деятельностью, к-рая к тому же все время должна соотноситься с действиями соперника.

Личностный уровень. Вводя рассматриваемую Ч.м.м., необходимо иметь в виду, что мыслит не нек-рое абстрактное, счетно-решающее устройство, а конкретный человек со всеми индивидуальными особенностями, и это должно быть учтено в представлении о механизме мышления. Отношение человека к решаемой задаче, отношение к себе в процессе решения есть важная составляющая самого этого процесса — органическая его часть, конструктивный элемент, без к-рого нет системы, нет работающего механизма мышления. Объектом внимания на данном уровне выступает, следовательно, сам действующий человек. Направление мысли на «этот объект» обеспечивает возможность связи решения данной, в каждом конкретном случае ограниченной, задачи со всем предшествующим опытом действования, проводить кажущиеся невозможными параллели, связывая несвязы — ваемое, сопоставляя несопоставимое. В движении на личностном уровне обнаруживается собственно специфика человеческого подхода к решению интеллектуальных задач, его отличие от процессов (последовательности операций), реализуемых компьютером. В нем наиболее выпукло выступают достоинства и недостатки индивидуального мышления. Имеется группа показателей, позволяющих установить переход мысли на этот уровень. Характерно возникновение самооценок, характеристик себя в ситуации решения задачи — от предельно простых (типа «я не знаю» или «подобные задачи я уже решал») до дифференцированных («трудно перейти от одного к другому» или «найдешь изюминку, подъем чувствуется»). Спектр самооценок очень широк, анализ их характера (где и когда они возникают, их тип) дает много информации об организованности мышления. Тесно связаны с самооценками мотивировки. В них акцентируется подоснова и план возможного действия, а также отношение к нему: «интересно посмотреть», «это не может быть верным», «сначала надо прикинуть, а уж потом рассчитывать» и т.п. В мышлении на личностном уровне появляются др. люди: ссылки на авторитет, на прецедент решения той или иной задачи, происходит как бы мысленное обращение к чужому опыту. Заканчивая характеристику личностного уровня, подчеркнем две основные функции, выполняемые им в общем движении мысли. Во — первых, личностный уровень — «источник энергии», в нем заложены факторы продолжения (прекращения) начатого действия, им же определяется степень вовлеченности в действие, глубина самоотдачи в процессе его проведения. Во-вторых, на этом уровне осуществляется подключение решаемой задачи ко всему ранее накопленному опыту, т.к. при переходе на личностный уровень происходит выход за границы конкретной ситуации, обусловленной решаемой задачей.

Чтобы лучше представить ход движения мышления по рассматриваемой модели, движение по выделенным уровням и переходы с одного из них на другой, проанализируем один протокол задачи «Часы», текст к-рой приводился выше. Испытуемый — студент МГУ. С задачей он справился успешно, решив ее за 15 мин. Протокол приведен с нек-рыми сокращениями.

Испытуемый: «И это вся задача… Простенькая пропорция… Даже представлять не надо… Двенадцать секунд… Верно?»

Уже в этом небольшом фрагменте мысль пробежала по всем четырем уровням. Начало чисто личностное, через отношение к условию задачи просматривается собственная самооценка, она довольно высока, ее смысл — разве для меня эта задача, какая здесь может быть трудность. Это сыграло отрицательную роль: не вдумываясь в условия, испытуемый реализовал поверхностное, первое пришедшее на ум решение. Им фиксируется знание о пропорции (предметный уровень), к-рое, как ему кажется, поможет решить задачу. Знание актуализирует соответствующие операции (операциональный уровень), последние предельно свернуты, сокращены — ответ выдается «в уме». Легкость получения ответа порождает сомнение, отсюда возникает вопрос (рефлексивный уровень).

Испытуемый: «Впрочем, я так и думал… что неверно… Какой вам резон давать такие легкие задачи. У вас, у психологов, всегда к.-н. подвох найдется. Но все же… Один удар — одна секунда… Нет, что-то не то».

Данный фрагмент последовал за репликой экспериментатора «ответ неверен». Опять-таки следует самооценка, затем критика «психологов». Тем самым происходит (незаметное для испытуемого) подключение данной задачи к предшествующему опыту субъекта — надо искать подвох. Характерен момент фиксации, как бы остановки в действии. Включается движение на рефлексивном уровне. Проведенная операция «Один удар — одна секунда» становится объектом наблюдения, всели здесь правильно. Так как эта операция приводит к неправильному ответу, она отвергается. Совершенный рефлексивный выход перевел мысль на новое предметное представление: может быть, какая-то часть времени уходит на сам удар, и это необходимо учесть.

Экспериментатор: «Длительность времени самого удара не учитывается». /

Испытуемый: «Хм… надо думать о самом принципе решения… я считаю: удар — секунда, удар — секунда. Опять получается двенадцать. Нет, так не пойдет… по — пробую-ка нарисовать».

Весьма примечательная и часто повторяющаяся ситуация: мысль с нек-рым нарастанием рефлексивной составляющей идет как бы по кругу. Все отчетливее фиксируется, уже как необходимость, важность продумывания своего способа работы. Операция повторяется замедленно, чтобы ее можно было представить, прочувствовать, как бы прослушивая в речи. Получение старого результата приводит к отрицанию использованного способа действия как неподходящего. Ищется новое предметное основание действия: прослушивание ничего не дало, попробуем увидеть. Рисунок в подобных ситуациях представляет собой знакомое замещение условия задачи, выделяющее ее скелет. Самим фактом намерения нарисовать осуществлен переход в новое состояние (содержание), осуществлен сдвиг к новому представлению предметного уровня.

Испытуемый: делает быструю зарисовку — линию с черточками ударов. Здесь проявляется операциональный уровень движения мысли, но характер операций уже другой.

Испытуемый: смотрит на рисунок. «О! а интервалов — то пять… Как я сразу этого не сообразил».

В восклицании фиксируется сравнение двух различных приемов отсчета: по ударам и по интервалам между ними. Это чисто рефлексивный ход мысли, когда сопоставляются два различных приема работы. Ведь само по себе это сопоставление не входит в решаемую задачу, оно надстраивается над ней, лежит в иной плоскости, плоскости анализа собственных мыслительных процессов.

Испытуемый: «Удар, его «толщина» значения не имеет… время, значит, уходит на интервал… подсчитаем… шесть секунд, пять интервалов… 6/5 секунды… а сколько интервалов на двенадцать ударов?» (Смотрит на рисунок. На один меньше… 11… осталось только перемножить… ответ — 13,2 секунды… Я был уверен, что решу».

Идет бурное продвижение на предметном уровне: всплывает, но уже в измененной функции, представление о «толщине», оно нужно для выделения модели (т.е. решение задачи)

необходимое (для данного человека) звено в переходе к «толщине» интервала. Как только правильная модель была создана, включается операциональный уровень. В движении по нему возникает перерыв, взгляд на рисунок. Определенное предметное движение мысли, формулирующее правило, что число интервалов на единицу меньше. Окончательное решение задачи на операциональном уровне. С психологической т.зр., представляют интерес заключительные слова. На первый взгляд, они к решению никак не относятся. Думается, что это не так. Аффективная концовка, подчеркивая завершение дела, характеризует значение для данного испытуемого личностного уровня движения мысли. Это как бы заранее строимая зарядка на будущее. Функция личностного уровня как энергетического потенциала проступает здесь очень отчетливо.

Мы кратко описали содержательные особенности Ч.м.м.: содержание движения мысли на четырех выделяемых уровнях, обусловленность переходов мысли с уровня на уровень, общий механизм «зацикливание — блокада». Были приведены отдельные иллюстрации и пояснения, в т.ч. и относящиеся к шахматам.

Рубрики