Педагогика

АНТРОПНЫЙ ПРИНЦИП

(от греч. — anthropos — человек) фиксирует связь между крупномасштабными свойствами нашей Вселенной (Метагалактики) и существованием в ней человека, наблюдателя. Само выражение «А. п.» предложено в 1973 англ. математиком Б. Картером, к-рый сформулировал его так: «То, что мы ожидаем наблюдать, должно быть ограничено условиями, необходимыми для нашего существования как наблюдателей». Наряду с общей формулировкой А. п. известны также его модификации: «слабый А. п.», «сильный А. п.», «принцип участия» («соучастника») Дж. Уилера и «финалистский А. п.» Ф. Типлера. Формулировка сильного А. п., по Картеру, гласит: «Вселенная (или, следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей. Перефразируя Декарта: «cogito ergo mundus talis est» («Я мыслю, поэтому мир таков, каков он есть»), Дж. Уилер афористически выразил суть А. п. словами: «Вот человек, какой же должна быть Вселенная?» Но все же А. п. не получил пока общепринятой формулировки, разброс его интерпретаций очень велик. Среди формулировок А. п. встречаются и явно эпатирующие, тавтологические, банальные (типа «Вселенная, в которой мы живем,— это Вселенная, в которой живем мы», и т. п.). Они часто вызывают негативную оценку самого А. п. Этот принцип претендует ответить на вопрос: почему Вселенная такова, какой мы ее наблюдаем? Мировоззренческая острота этого вопроса обусловлена тем, что, как было выяснено в совр. космологии, наблюдаемые свойства Вселенной жестко связаны с численными значениями ряда фундаментальных физических констант. Если бы эти константы были хотя бы немного другими, оказалось бы невозможным существование во Вселенной ни атомов, ни звезд, ни галактик, ни возникновение условий, к-рые сделали возможным появление человека, наблюдателя. Как выражаются космологи, Вселенная «взрывным образом неустойчива» к численным значениям определенного набора фундаментальных констант, с необычайной точностью «подогнанных» друг к другу таким образом, что во Вселенной могли возникнуть высокоорганизованные структуры, включая человека. Иными словами, вопреки традиционным взглядам, человек мог появиться отнюдь не в любой по своим свойствам Вселенной. Соответствующие уело- вия, выделяемые набором фундаментальных констант, ограничены узкими пределами, находясь буквально на «лезвии бритвы». Этот факт вызвал в совр. космологии настоящий мировоззренческий «бум». Проблемы, сфокусированные в А. п., были поставлены еще на заре человеческой культуры. Истоки этой проблематики можно найти в самых разнообразных филос. традициях, для к-рых была существенна идея взаимосвязи Вселенной как макрокосма и человека как микрокосма. В истории развития А. п. как научного принципа можно выделить несколько этапов: дорелятивистский, релятивистский, квантовый релятивистский. Дорелятивистский этап А. п. охватывает кон. 19—нач. 20 в. Англ. эволюционист А. Уоллес сделал попытку переосмыслить коперниканское понимание места человека во Вселенной на основе альтернативных, т. е. антикоперниканских идей. Этот подход был развит и Б. Картером, к-рый считает, что, вопреки Копернику, положение человека во Вселенной не является центральным, но тем не менее оно неизбежно в нек-ром смысле привилегированное. В каком именно смысле человек, т. е. земной наблюдатель, занимает во Вселенной выделенное положение, разъясняют модификации А. п. — слабый А. п. и сильный А. п. Согласно слабому А. п., возникновение человека в расширяющейся Вселенной должно быть связано с определенной эпохой эволюции. Сильный А. п. считает, что человек мог появиться лишь во Вселенной с определенными свойствами, т. е. наша Вселенная выделена фактом нашего существования среди других вселенных. Обычно А. п. обсуждается в плане дилеммы: физический ли это принцип или философский. Такое противопоставление неосновательно. То, что обычно подразумевают под А. п., несмотря на простоту и краткость формулировок, на самом деле имеет гетерогенную структуру. Напр., в структуре сильного А. п. можно выделить три уровня: а) уровень физической картины мира («Вселенная взрывным образом неустойчива к изменениям фундаментальных физических констант»); б) уровень научной картины мира («Вселенная должна быть такой, чтобы в ней на нек-ром этапе эволюции допускалось появление человека»); в) уровень филос. мировоззренческих интерпретаций, т. е. различных типов объяснения смысла А. п. Никакого «единственно правильного» понимания этого принципа в духе той или иной филос. мировоззренческой системы быть не может. Способы, к-рыми вписывается в культуру научное содержание сильного А. п., плюралистичные. Это и теологические объяснения («аргумент от замысла»), и телеологические объяснения (человек — цель эволюции Вселенной, задаваемая трансцендентным фактором), и объяснения в рамках концепций самоорганизации. Сложная структура А. п. и его модификаций объясняется тем, что он возник на пересечении нескольких филос. мировоззренческих традиций и космологии, тем самым запечатлев в своем содержании как социокультурные, так и когнитивные факторы. Возникнув в недрах неклассической науки, А. п. явно апеллирует к основаниям научного поиска, выходящим не только в сферу науки постнеклассичес — кой, но отчасти и вообще за пределы научного подхода. А. п., как и весь основанный на нем подход, оказывается своеобразным «кентавром». Он находится пока в становлении и лишь намечает переход к новым основаниям науки, в том числе космологии. На филос.-мировоззренческом уровне противостоят друг другу два типа интерпретации А. п. С одной стороны, его можно понимать следующим образом: объективные свойства нашей Вселенной таковы, что они на определенном этапе ее эволюции привели (или, применительно к сильному А. п., должны были привести) к возникновению познающего субъекта. Если бы свойства Вселенной были иными, их просто некому было бы изучать. Так считают А. Л. Зельманов, Г. М. Ид — лис, И. Л. Розенталь (к-рый возражает против самого названия «А. п.», предпочитая ему термин «принцип целесообразности», не содержащий ссылки на человека), И. С. Шкловский и мн. др. космологи. С др. стороны, при анализе смысла А. п. может быть поставлен обратный акцент: объективные свойства Вселенной таковы, какими мы их наблюдаем, потому что существует познающий субъект, наблюдатель. «Принцип соучастника» исключительно к этому и сводит смысл А. п. Мн. авторы считают, что А. п. содержит объяснение структуры нашей Вселенной, тонкой подгонки физических констант и космологических параметров. Но, по мнению др. авторов, никакого объяснения в собственном смысле слова А. п. не содержит, а иногда он рассматривается даже как пример ошибочного научного объяснения. Эвристическая роль А. п. в науке и культуре оценивается неоднозначно. Нек-рые авторы считают, что антропные аргументы следует оценивать как принципиально новый подход к проблемам космологии; по мнению др., в этих аргументах вовсе нет необходимости. Должна ли наша Вселенная рассматриваться в свете А. п. как объект принципиально нового типа, т. е. «человекоразмерная система», наряду, скажем, с биосферой? Мнения по этому поводу крайне по — ляризованны. Эвристическую роль А. п. иногда рассматривают, выделяя лишь его физический уровень и лишая к.-л. социокультурных измерений. Вселенная, с этой т. зр., — обычный релятивистский объект, при изучении к-рого антропные аргументы выглядят в значительной степени метафорически. Другая т. зр. состоит в том, что «человеческое измерение» не может быть вытравлено из антропного подхода, если только рассматривать не отдельные формулировки и интерпретации, а весь подход в целом. В таком случае А. п. оказывается выражением идеи глубокого единства человека и космоса, спонтанности космологических процессов.

В. В. Казютинский

Рубрики

Партнеры: