ВООБРАЖЕНИЕ (ФАНТАЗИЯ)

психический процесс создания новых образов предмета, ситуации, обстоятельств путем перестройки имеющихся у человека представлений. Иначе говоря, В. — это универсальная человеческая способность к построению новых целостных образов действительности посредством переработки содержания сложившегося практического, чувственного, интеллектуального и эмоционально-смыслового опыта, способ овладения человеком сферой возможного будущего, придающий его деятельности целеполагающий и проектный характер, благодаря чему он выделился из «царства» животных. Будучи психологической основой творчества, В. обеспечивает как историческое создание форм культуры, так и освоение их в онтогенезе. В психологии существует традиция рассматривать В. в качестве отдельного психического процесса наряду с восприятием, памятью, вниманием и др. В последнее время все большее распространение получает идущее от И. Канта понимание В. как всеобщего свойства сознания. При этом акцентируется его ключевая функция в порождении и структурировании образа мира. В. детерминирует протекание конкретных познавательных, эмоциональных и др. процессов, конституируя их творческую природу, связанную с преобразованием предметов (в образном и смысловом плане), предвосхищением результатов соответствующих действий и построением общих схем последних. Это находит свое проявление в феноменах «эмоционального предвосхищения» (А.В. Запорожец), «продуктивного восприятия» (П.И. Зинченко), «функциогенезе нек-рых форм двигательной активности» (Н.А. Бернштейн), «акцепторе результатов действия» и «опережающем» отражении» (Д.К. Анохин).

В. — это образное конструирование содержания понятия о предмете (или проектирование схемы действий с ним) еще до того, как сложится само это понятие,, а схема получит отчетливое, верифицируемое и реализуемое в конкретном материале выражение. Содержание будущей мысли (способ ее построения, заданный через схему действий) фиксируется В. в виде нек-рой существенной, всеобщей тенденции развития целостного объекта. Осмыслить эту тенденцию как генетическую закономерность человек может только посредством мышления. Возможность В. «забегать» вперед, предвидеть наступление тех или иных событий в будущем, показывает тесную связь В. и мышления. Подобно мышлению В. возникает в проблемной ситуации, мотивируется потребностями личности, обусловлено уровнем развития общественного сознания. Так, если потребности древних людей объяснить происхождение и возникновение мира породили возникновение религиозных образов, то в настоящее время для этого чаше используются фантастические картины космических пришельцев. Однако, в отличие от мышления, основным содержанием к-рого являются понятия, позволяющие обобщенно и опосредованно познавать мир, В. протекает в конкретно-образной форме, в виде ярких представлений. В конкретных образах, создаваемых В., очень часто раскрываются те или иные отвлеченные теоретические мысли. Каждый писатель, художник в процессе творчества пытается передать, объяснить свою мысль другим, но не через отвлеченные понятия, а с помощью конкретных образов. Достаточно вспомнить любую басню, сказку, поговорки. Везде мы ищем основную мысль, основную идею, к — рые образно, наглядно раскрываются в этих произведениях. Др. отличительной характеристикой В., его признаком выступает возможность использования В. в проблемных ситуациях высокой степени неопределенности, когда исходные данные не поддаются точному анализу. Как правило, здесь мышление оказывается гораздо менее эффективным, чем в случае, если все данные известны и подчинены строгой закономерности. В этом смысле В. может рассматриваться как определенная форма, «заместитель» мышления. Подчеркивая связь между мышлением и В., К.Д. Ушинский говорил, что сильное, деятельное В. есть необходимая принадлежность ума.

В. отличается также от восприятия и памяти. Образы, возникающие в В., законы их преобразования значительно отличаются от тех, к-рые характеризуют восприятие й память. В., во-первых, гораздо меньше связано с реальностью, чем восприятие и память. Если образы восприятия более или менее точно отражают действительность, причем предполагают непосредственное воздействие этой действительности на органы чувств, то в В. мы имеем дело с продуктами, к-рые, во-первых, лишь весьма отдаленно напоминают реальность, во-вторых, возникают независимо от того, воздействует или не воздействует объект на органы чувств. В памяти, в том числе в образной, мы восстанавливаем прошлое, которое когда-то было нами воспринято, прочувствовано, причем делаем это почти буквально или достаточно близко к реальности. В В. мы имеем дело или с не совсем реальным прошлым или с потенциальным будущим. В., в отличие от памяти, почти никогда не имеет дело с настоящим в своем содержании. Оно или преобразует нечто, бывшее в прошлом, или конструирует возможное будущее (мы пытаемся представить себе, что произойдет или могло бы произойти при определенных условиях). Восприятие и память представляются процессами, определяемыми извне, по крайней мере в своих продуктах. В. находится под сильным влиянием мотивации, которая как бы детерминирует изнутри его направление и содержание.

Несмотря на то что в В. человека возникают образы предметов и явлений, ранее не встречавшихся ему, составляющим их элементам всегда можно найти реальные аналоги в окружающей действительности. Создавая новый предмет, будь то машина или дом, человек мысленно представляет его собранным из известных ему частей и деталей. Поэтому, чем больше знаний имеет человек, чем богаче его опыт, чем разнообразнее его впечатления, тем более интересные и неординарные образы возникают в его В. Даже в изображении жителей Марса писателем-фантастом Гербертом Уэллсом можно найти земные реалии. По мнению автора, голова марсианина похожа на металлический цилиндр, снабженный клювом птицы, ноги напоминают конечности насекомого и в общем марсианин оказывается похожим на огромного спрута.

В целом, по мнению СЛ. Рубинштейна, мощь творческого В. и его уровень определяются соотношением двух показателей: 1) тем, насколько В. придерживается ограничительных условии, от к-рых зависит осмысленность и объективная значимость его творений; 2) новизной и оригинальностью, отличными от непосредственно данного его порождения. В., не удовлетворяющее одновременно обоим условиям, фантастично, но творчески бесплодно.

В. может функционировать на различных уровнях. Различие их определяется прежде всего тем, насколько активно, сознательно относится человек к этому процессу. По степени выраженности активности различают два вида В.: пассивное и активное. В психологии различают произвольное и непроизвольное В. Первое проявляется, напр., в ходе целенаправленного решения научных, технических и художественных проблем при наличии осознанной и отрефлексированной поисковой доминанты, второе в сновидениях, т.н. измененных состояниях сознания и т.д. Иногда выделяют также воссоздающее и творческое В. Учитывая то, что творческий характер присущ В. как таковому, образы «воссоздающего» В. целесообразнее отнести к сфере гибких и динамических репродуктивных представлений. СЛ. Рубинштейн предлагает также различать конкретное и абстрактное В. Образы, к-рыми оперирует В., различны, это могут быть образы единичные, вещные, обремененные множеством деталей, и образы типизированные, обобщенные схемы, символы.

Особую форму В. образует мечта. Она обращена к сфере более или менее отдаленного будущего и не предполагает немедленного достижения реального результата, а также его полного совпадения с образом желаемого. Продуктом В. являются грезы, в к-рых выражаются сокровенные, нередко нереальные, несбыточные желания, мечты возвышенного плана.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий