Педагогика

СПОСОБНОСТИ

индивидуально-психологические свойства личности, к-рые реализуются специализированными функциональными системами головного мозга и к-рые при благоприятных условиях в наибольшей мере определяют успешность освоения и продуктивность выполнения к.-л. деятельности или ряда деятель- ностей (игровой, учебной, трудовой, спортивной, коммуникативной и т.д.). На протяжении свыше полувека в советской и постсоветской психологии господствовала трактовка С., предложенная Б.М. Тепловым. Даже в психологическом словаре (1997 г.) мы читаем: «Способности — индивидуально-психологические особенности, определяющие успешность выполнения деятельности или ряда деятельностей, несводимые к знаниям, умениям и навыкам, но обусловливающие легкость и быстроту обучения новым способам и приемам деятельности (Б.М. Теплов)». Однако в психологической литературе последнего десятилетия высказывались вполне резонные критические замечания в адрес того фундамента знаний, на к-ром зиждется вышеупомянутое понимание понятия «С.». Имеются в виду прежде всего три признака понятия «С.», отмеченные Б.М. Тепловым: «Во-первых, под С. понимаются индивидуально-психологичес — кие особенности, отличающие одного человека от другого; никто не станет говорить о С. там, где речь идет о свойствах, в отношении к-рых все люди равны. Во-вторых, С. называют не всякие вообще индивидуальные особенности, а лишь такие, к-рые имеют отношение к успешности выполнения к.-л. деятельности или многих деятельностей. В-третьих, понятие «С.» не сводится к тем знаниям, навыкам или умениям, к-рые уже выработаны у данного человека». На наш взгляд, ни один из этих признаков не выдерживает строгой критики, как мы уже отмечали ранее (1989). Так, первый признак нуждается в уточнении и конкретизации, ибо не ясно, какие особенности в наибольшей мере и существенно отличают, по мнению Б.М. Теплова, одного человека от другого (многие или лишь нек-рые, относящиеся к определенной подструктуре личности). Ведь в мире не существует двух тождественных личностей. Говоря о втором признаке относительно влияния той или иной психологической особенности на успешность деятельности, тоже следовало бы указать специфичность и степень этого влияния, т.к. на эффективность деятельности значительно влияют цель, мотивы, способы деятельности и многие др. факторы. На данное обстоятельство обращали внимание также К.К. Платонов, Т.И. Артемьева, В.Д. Шадриков. Определение же третьего признака носит негативный характер, что в логике признается недостатком (неполнотой) дефиниции и применяется весьма редко. Конечно, гораздо легче сказать, что С. не сводятся к знаниям, навыкам и умениям, но гораздо труднее указать, какая часть из них включается в те или иные С. Нельзя же мыслить С. как некую пустую абстракцию (хотя и возможность), совершенно лишенную предметно-операционного (операционального) и профессионально-технологичес — кого содержания! Когда Б.М. Теплов утверждает, что С. не сводятся к знаниям, навыкам и умениям, он невольно допускает мысль о том, что нек-рая часть из них все-таки входит в С. Однако если это в действительности и так, то автор, во-первых, не показывает, что же, кроме знаний, навыков и умений, содержится в понятии «С.», и, во-вторых, не проясняет, какие знания, навыки и умения входят в объем этого понятия.

Весьма конструктивную позицию в вопросе о С. занимает В.Д. Шадриков. Реализуя функционально-генетический подход к изучению С., он определяет их как свойства функциональных систем, реализующих отдельные психические функции, к-рые имеют индивидуальную меру выраженности, проявляющуюся в успешности и качественном своеобразии освоения и реализации деятельности.

Рубрики

Читайте нас ВКонтакте