Педагогика

КУЛЬТУРА РЕЧИ

владение языковыми нормами произношения, ударения и словоупотребления, а также умение использовать выразительные языковые средства в разных условиях общения в соответствии с его целью и содержанием (М.В. Буланова-Топоркова, 2002). К.р. как наука — языковедческая дисциплина, занимающаяся изучением и совершенствованием языка как орудия культуры, однако поле ее приложения — языковые явления и сферы, не входящие в канон литературного языка и систему литературных норм (просторечие, обиходно-разго — ворная речь, диалекты, жаргоны, профессионализмы).

Современное состояние речевой культуры в России оставляет желать лучшего. Его можно расценивать как кризисное и в плане речевого этикета, и в плане обед — ненности лексики, неумения связно и логично выразить свои мысли или чувства. На наше Отечество опустился «матовый» смог, расползающийся в сопредельные и далекие страны; безграмотность — явление скорее типичное, чем редкое, хотя мы по-прежнему тешим себя надеждой, что русские — самый читающий народ в мире. Наши политики говорят на «канцелярите», сдобренном пикантным соусом из иностранных терминов, молодежь изъясняется на тарабарском языке, лики к-рого так же изменчивы, как и лики моды. Стремительно летящая вниз планка безграмотности обусловила в значительной мере замену сочинения по литературе изложением при поступлении в высшие учебные заведения, кстати, этот факт свидетельствует еще,и о несостоятельности школьных преподавателей литературы, к-рые не могут психологически перестроиться и отряхнуть с себя «прах» тоталитарной субкультуры (М.В. Буланова-Топоркова). Островки речевой культуры сохранились в среде потомственной интеллигенции, литературном и театральном мире. Причин тому много. Это прежде всего массовая эмиграция и геноцид цвета науки и культуры, носителей языка, чудом уцелевшие остатки к-рых уничтожила неумолимая рука времени. Это изъятие из публичного пользования и фондов библиотек многих шедевров российской литературы на долгие годы, это «железный занавес» и «железное сито», отсеивавшие как плевелы лучшую часть мировой литературной продукции по идеологическим критериям. Партийное функционерство породило такого речевого монстра, как канцелярит. Ставшее нормой и необходимостью зачитывание речей по готовому тексту способствовало не развитию ораторского искусства, а лишь появлению огромного штата референтов, пишущих для власть имущих. К указанному следует добавить еще и миграционные процессы, массовый переезд из села в город, освоение целины, «великие стройки», результатом к-рых стало смешение диалектных говоров, искажение произносительных и лексических норм. Эти речевые изменения в значительной мере коснулись населения европейской части и в меньшей — Уральского и Сибирского регионов, в относительной чистоте сохранивших произносительные и лексические нормы русского языка.

Остановимся кратко на таких отрицательных явлениях речевой культуры, как канцелярит, сленг и чрезмерное употребление иностранных слов.

Термин «канцелярит» придумал один из образованнейших людей XX в. К.И. Чуковский. Канцелярит возник в повседневной и официальной речи и подобно раковым метастазам просочился в прессу и литературу. Это своего рода жаргон, порожденный тоталитарным строем, составленный из речевых штампов, мертвый, невыразительный, из словесной шелухи к-рого по крупицам нужно выуживать информацию, живое и полезное ядро мысли. Для канцелярита характерны:

—  вытеснение глагола отглагольным существительным, предпочтение неопределенной формы глагола личным формам;

-длинные цепи существительных в косвенных падежах, чаще всего в родительном;

—  вытеснение действительного залога страдательным;

—  неоправданное обилие иностранных слов;

—  нанизывание придаточных предложений;

— словесные штампы, убогий серый словарь, предпочтение длинного слова короткому, официального — разговорному, сложного — простому.

При употреблении канцелярита речь строится из штампов, как дом — из стандартных деталей. Вместо открытого авторского текста она изобилует цитатами. Канцелярит — язык людей-винтиков, порождение безвременья. В качестве примера приведем «шедевр» канцелярита, отрывок из напечатанного в свое время в советской прессе «Разъяснения к закону о пенсиях»’: «В случаях назначения пенсий на льготных условиях или в льготном размере работа или другая деятельность приравнивается к работе, дающей право на указанные пенсии, учитывается в размере, не превышающем стажа работы, дающего право на пенсию на льготных условиях или в льготных размерах».

Молодежный сленг в нек-ром роде — попытка оживить скучный язык штампов и одновременна-стремление как бы провести черту между поколениями и мировоззрениями, противопоставить себя безликости уходящей эпохи дедов и отцов, утвердить свое право на инакомыслие речевыми средствами. Причем из-за темпов смены поколений сленг выпускников вуза в глазах первокурсников считается устаревшим. Следует также отметить, что употребление сленга не всегда есть показатель духовной ограниченности, как у бессмертной Эл — лочки Щукиной, персонажа знаменитого романа И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев». Скорее это «визитная карточка», свидетельство принадлежности к той или иной возрастной группе.

Есть ли разница между жаргоном, сленгом, арго? Обратимся к словарным источникам. Сленг (англ. slang): 1) то же, что и жаргон, преимущественно в англоязычных странах; 2) вариант разговорной речи (в т.ч. экспрессивно окрашенные элементы этой речи), не совпадающий с нормами литературного языка. Жаргон (франц. jargon)

социальная разновидность речи, отличающаяся от общенародного языка специфической лексикой и фразеологией. Иногда термин «жаргон» применяется для обозначения неправильной, искаженной речи. Арго (франц. argot)

диалект определенной социальной группы (первоначально — воровской язык), создаваемый с целью языкового обособления. Характеризуется специальной (узкопрофессиональной) или своеобразно освоенной общеупотребительной лексикой (Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989).

Молодежный сленг сочетает в себе оттенки, присущие всем трем перечисленным языковым разновидностям, — экспрессивную окрашенность, отклонение от литературных норм, переосмысление лексики с целью языкового обособления. Если говорить о профессиональных жаргонах, то в речи моряков, музыкантов и представителей др. профессиональных групп присутствуют отдельные арготизмы как дань традиции; арго же как таковой распространен в воровской среде и употребляется при необходимости работниками пенитенциарной системы.

И, наконец, еще одно негативное явление современного русского языка — неоправданное употребление иностранных слов, звучащих из уст политиков, журналистов, дикторов радио и телевидения, со страниц периодических изданий, ворвавшихся в наш быт и повседневную жизнь. Сникерсы, памперсы, саммиты, фуршетты и т.д. вначале режут слух, а затем приживаются и засоряют наш язык. Когда речь идет о специальной терминологии, то здесь налицо объективные причины — развитие науки и техники, информационный взрыв, появление новых понятий, технологий и слов, их обозначающих, к-рые приходят из «приоритетной» страны. Другое дело — средства массовой коммуникации.

Если заглянуть в отечественную историю, то в ней существуют три временные, иноязычные волны, захлестывавшие Россию и принесшие немецкие, французские и английские заимствования. Это петровско-екатери — нинский период, послереволюционные годы и, наконец, современность. Но во все времена находились люди, боровшиеся за чистоту русского языка. М.В. Ломоносов и В.К. Тредиаковский предлагали калькировать иностранные слова, сделав их понятными для русского уха. В.И. Ленин высмеивал «французско-нижегородское» словоупотребление, В.В. Маяковский-«фиаски, апогей и др. неведомые вещи».

Чувство языка приходит к нам благодаря чтению большой литературы, созданной мастерами слова, будь то прозаики или поэты. Но, к сожалению, молодежь читает все меньше и меньше, да и книжные прилавки завалены сегодня в основном книгами, потребляемыми на «гастрономическом» уровне.

Для педагога язык — прежде всего рабочий инструмент, средство донесения учебной информации до аудитории, но это еще и средство эмоционального воздействия и средство воспитания, в т.ч. и формирования языковой культуры уч-ся.

Рубрики

Партнеры: