Лучшие чувства

Знать и чувствовать

mysl

Декарт говорил: «Я мыслю, следовательно, существую». Как указал британский социолог Роберт Уиткин, не менее верно было бы утверждать: «Я чувствую, следовательно, существую». Чувства — это индикатор постоянного измерения человеческого сознания. Быть значит чувствовать. Чувства включают разнообразный диапазон субъективных состояний, от тихой интуиции до бушующей физической ярости. Во всех случаях чувства — это форма восприятия. Наши чувства к чему — нибудь выражают наше отношение. В этом смысле чувства играют роль оценки: например, печаль в случае смерти другого человека, ликование при рождении ребенка, удовольствие в случае успеха, подавленное состояние при неудаче, разочарование, когда надежды не оправдываются. Мы испытываем широкий спектр чувств именно из-за сложности нашего восприятия событий, других людей, самих себя. Например, страх отличается от гнева, потому что восприятие чего-то как угрозы отличается от восприятия досадной помехи. Эти различные восприятия имеют разные последствия как физические, так поведенческие.

В общих чертах эмоции представляют собой интенсивные состояния чувства, включающие сильные физиологические реакции. Два человека, падающих в реку, могут испытывать совершенно разные эмоции. Хороший пловец может чувствовать гнев или раздражение. Тот, кто не умеет плавать, приходит в ужас. В обоих случаях они испытывают сильное эмоциональное возбуждение. Оно отличается от эмоциональной установки, хотя и связано с ними.

При страхе или гневе выброс адреналина активирует организм для энергичной деятельности, чтобы справиться с причиной гнева. Кровь отливает от органов пищеварения и приливает к мышцам; учащаются сердечные сокращения, глюкоза высвобождается из печени, стимулируются потовые железы и т. д. Эмоциональное возбуждение, которое мы испытываем в случае опасности или экстремальных обстоятельств, побуждает нас к необходимым действиям в прямом смысле без раздумий — такая реакция организма в ответ на стресс у физиологов называется «борьба или бегство». Подобные гормональные всплески не контролируются нашим сознанием, они являются отголосками древних инстинктов, порожденных необходимостью выживания. Наши эмоции играют в этом значительную роль, позволяя предвидеть угрозу, чувствовать опасность, испытывать удовольствие и не упускать возможности, необходимые для чувства благополучия.

Если физическая деятельность, к которой нас готовит наш организм, не проявляется или сознательно сдерживается, остается физическое ощущение подавленного гнева или невысвобожденной энергии. Повышенный уровень гормонов снизился бы благодаря ответным действиям, но если этого не происходит, количество гормонов снижается очень медленно, по мере того как системы организма «остывают». При изменении ситуации физическое состояние стабилизируется, и вместе с этим проходит эмоциональное возбуждение; но пока описанный физиологический процесс не закончится, остается ощущение напряжения.

Если с вами постоянно происходят всякие инциденты — например, часто кусают собаки или вы с завидным упорством падаете в реку, — у вас может развиться боязнь собак или страх воды. Подобные чувства в основном носят латентный характер и проявляются лишь в момент близости конкретного объекта или воспоминания о нем; они являются формой восприятия и соответствуют стилю нашего мышления. Память о прошедшем событии вызывает повторение реакции.

Исследования показывают, что эмоциональные реакции рождаются глубоко в эволюционно древней части головного мозга. Эта зона включает миндалевидное тело, представляющее собой скопление нескольких отдельно функционирующих миндалевидных ядер. Миндалевидное тело, или миндалина, — подкорковая структура лимбической системы, расположенная в глубине височной доли. В головном мозге два миндалевидных тела, по одному в каждом полушарии. Именно эта подкорковая структура отвечает за формирование отрицательных и положительных эмоций. В филогенетически наиболее древних частях головного мозга находятся центры, контролирующие важнейшие функции нашего организма, включая дыхательную деятельность и деятельность эндокринной системы. Эти центры участвуют в управлении стереотипными реакциями и движениями, причем происходит это без участия более медленных процессов сознательного мышления. Рациональное, абстрактное мышление развилось на гораздо более поздней стадии эволюции головного мозга и устойчиво ассоциируется с новой корой головного мозга, борозды и извилины которой расположены на поверхности двух полушарий головного мозга, и с развитием лобных долей.

Древний мозг не обучается и не мыслит в обычном понимании этого слова. По замечанию Гоулмана, он представляет собой скорее набор запрограммированных регуляторов, поддерживающих деятельность организма и все реакции, необходимые для выживания. Но не надо думать, будто центры управления чувствами и разумом функционируют сами по себе, изолированно друг от друга. Все отделы и участки головного мозга соединены посредством сложных нейронных сетей, где «кружатся танцевальные дуэты: эмоции и интеллект, чувства и разум, — и непрерывность танца считается непременным условием надежного функционирования и взаимодействия этих пар». В определенном смысле у нас действительно два разных способа познания мира и взаимодействия с ним: рациональный и эмоциональный. Такое разделение приблизительно соответствует народному противопоставлению сердца и головы: «Понимать сердцем означает убежденность совсем другого порядка — это намного более глубокая уверенность в своей правоте, нежели когда полагаешься на здравый рассудок». В соотношении рационального и эмоционального контроля над разумом существует равномерный уклон: чем сильнее чувство, тем больше доминирует эмоциональный ум и тем менее эффективным становится ум рациональный. Подобный механизм, видимо, сложился «за миллиарды лет эволюции благодаря преимуществу, которое достигалось, когда эмоции и интуиция управляли мгновенной реакцией человека в ситуациях смертельной опасности, а перерыв на раздумья по поводу того, что надо делать, мог стоить ему жизни».

По мере взросления равновесие между рассудком и эмоциями меняется, по крайней мере должно меняться. Жизнь новорожденных младенцев подчинена эмоциям и ощущению голода, недовольства

или удовлетворения. Они выражают их через звуки, мимику и движения. Когда ребенок начинает ходить, а также во время полового созревания — два периода радикальных переходов развития от младенчества к детству и от детства к взрослости — широко известны как время бурных эмоций и резких колебаний настроения. Подросток растет, становится взрослым человеком, и вместе со взрослением развивается и умение управлять собственными эмоциями. Вот почему нас беспокоит, если иногда взрослые ведут себя как дети — например, вопят на собраниях или бьются в истерике, не получив желаемого. У нас есть все основания остерегаться людей, чьи эмоции выходят из-под контроля.

Взросление и становление личности вовсе не подразумевает подавления чувств и снижения их значимости в жизни человека. В сложной среде сознания «эмоциональные способности управляют нашими моментальными решениями и, идя рука об руку с рациональным умом, включают или выключают собственно мышление»18. Подобным образом рациональный ум играет роль администратора наших эмоций, правда, за исключением тех моментов, когда эмоции выходят из-под контроля и эмоциональный интеллект становится неуправляемым. Однако мыслительная деятельность не может достичь высшей продуктивности без эмоционального интеллекта. Поддержание баланса между ними — необходимое условие существования уравновешенной личности. Тесное взаимодействие разума и чувства необходимо любому творческому процессу — неважно, касается это искусства или науки.

Рубрики

Партнеры: