Темпы перемен

Темпы перемен

Примерно к 2040 году у каждого будет резервная копия собственного мозга, так что смерть не станет серьезной помехой в карьерном росте (Ян Пирсон).

С каждым днем ускоряется темп перемен. Новые технологии преображают не только стиль работы и размер заработной платы, но и наши взаимоотношения и образ мысли. Наряду с этим выросло население планеты и продолжает расти быстрее, чем когда-либо прежде в истории человечества. Многие трудности, с которыми мы сталкиваемся, порождены мощным взаимодействием этих факторов. Проблема в том, что большинство из общепринятых практик — в бизнесе, управлении, образовании — уходят корнями в устаревшие способы мышления. Они обращены не в будущее, а в прошлое. В результате многим людям и организациям довольно сложно справляться с переменами, и из-за этого они ощущают себя брошенными и отчужденными. Чтобы устоять перед трудностями, мы должны знать их природу; чтобы справиться с ними, нам необходимо понять, что развитие природных способностей к воображению, творчеству и инновациям — это не вопрос нашего выбора, а необходимость. Сегодняшние проблемы носят как глобальный характер, влияя на каждого живущего в мире, так и личный, затрагивая любого из нас. Поскольку это моя книга, давайте с меня и начнем.

Я родился в Англии, в Ливерпуле, в 1950 году. В то время люди почти никуда не ездили. Визит в ближайший город превращался в однодневное путешествие. В некоторых регионах диалекты так сильно отличались, что по особенностям говора можно было определить, из какой деревни или даже какой части города человек родом. Мой отец родился в 1914 году. Всю свою жизнь он прожил в Ливерпуле и редко удалялся от города более чем на 50 километров. Моя мать родилась в 1919 году и стала проводить отпуск за пределами страны уже в довольно зрелом возрасте. У меня пятеро братьев и сестра. Мой брат Джон, составляя наше генеалогическое древо, обнаружил, что с середины и до конца XIX века семеро из восьми наших прадедушек и прабабушек проживали в Ливерпуле на расстоянии трех километров друг от друга, порой даже на соседних улицах. Именно поэтому они познакомились. Вообще-то, в те времена люди женились и выходили замуж за местных и собирались в будущем вести примерно такую же жизнь, как их родители. Они не были зомбированы медийными образами знаменитостейи звезд реалити-шоу и потому не имели ничего против вступления в брак с человеком, которого изо дня в день встречали в лавке. Они вели оседлую жизнь — «в каких рождались, в тех и умирали гнездах», — и так в те времена жили почти все.

Сейчас я живу в Калифорнии, в Лос-Анджелесе; по роду своей работы мне приходится так много путешествовать, что часто я не могу вспомнить, где и когда был. Недавно я отправился в Норвегию, чтобы выступить на конференции в Осло. Я летел ночью из Лос-Анджелеса через Нью-Йорк. Самолет опоздал, и я прибыл в Осло на пять часов позже, уставший, но в нетерпеливом ожидании предстоящего доклада. Когда я готовился выйти на сцену, кто-то из организаторов спросил меня, бывал ли я в Осло прежде. Не задумываясь я ответил, что не был, но нахожу город замечательным. Несколько часов спустя я вспомнил, что все-таки был в Осло раньше. Причем целую неделю! Конечно, это было лет пятнадцать назад, но все-таки… Вряд ли можно посетить Норвегию, не заметив этого. В течение недели вы делаете множество разных вещей: едите, принимаете душ, знакомитесь с людьми, разговариваете, думаете обо всяких норвежских штуках. Я побывал в Национальной галерее искусств и провел немало времени, рассматривая картины Эдварда Мунка, в том числе «Крик». Вот и мне захотелось отчаянно закричать, когда я осознал, что совершенно забыл о той поездке. Возможно, это говорит о том, что я слишком много времени провожу в дороге. Еще мне кажется — это примета времени.

В Англии какое-то время я жил в деревне под названием Снит — терфилд (я не шучу!), недалеко от Стратфорда-на-Эйвоне, родины Уильяма Шекспира. А в Сниттерфилде в 1531 году родился отец Уильяма Шекспира — Джон. Когда ему исполнилось двадцать, он покинул Сниттерфилд и отправился искать счастья в Стратфорд — за целых три мили от родной деревни. Разница между его видением мира и нашим, почти пятьсот лет спустя, невероятна! Какой контраст с нашими днями, когда бизнесмены в рабочем порядке летают на другой континент на совещание, а потом забывают, где побывали. Социальные изменения в истории человечества происходили со скоростью улитки, если сравнивать

с нашими днями. Хотя во времена Джона Шекспира тоже происходили своего рода революционные изменения: открывались новые континенты и пути доставки пряностей, появлялись новые изобретения, однако повседневная жизнь отца великого драматурга, пожалуй, мало чем отличалась от жизни его родителей, дедов или прадедов.

Мой отец никогда не покидал Англию. Я, с рабочими целями или ради развлечения, побывал в большинстве стран Европы и Восточной Азии, исколесил Америку и Австралию. Мои дети еще в подростковом возрасте посетили больше стран, чем я в свои сорок лет. Когда я был подростком в 1950-1960-е годы, детство моих родителей в 1920-х представлялось мне чем-то вроде Средневековья: лошади на улицах, первые автомобили, паровозы, величественные океанские лайнеры, о самолетах и речи не шло, никакого телевидения и совсем мало телефонов. Когда в 1959 году у нас появился первый черно-белый телевизор, моя семья чувствовала себя так, словно мы достигли верхней ступени человеческого развития. Теперь мои собственные дети представляют мое детство не менее странным: всего лишь пара телевизионных каналов, и ни тебе цвета, ни объемного звука; никаких видеоплееров, не говоря уже о компьютерных играх, мобильных телефонах, айподах, социальных сетях и фастфуде. Мир моих детей, конечно, иной, и целая эпоха отделяет его от мира моих дедов и прадедов. Это различие заключено не только в природе изменений, но и в их темпе. Самые глубокие перемены произошли вовсе не за пятьсот лет — большинство из них пришлись на последние двести и особенно на последние пятьдесят лет, и скорость изменений все растет. Вот что говорит статистика:

—  1950 год: среднестатистический человек за день преодолевает расстояние примерно в 8 км;

—  2000 год: среднестатистический человек за день преодолевает расстояние приблизительно в 48 км;

—  2020 год: среднестатистический человек за день будет преодолевать расстояние порядка 97 км.

Представьте прошедшие триста лет в виде циферблата часов, на котором одна минута равняется пятидесяти годам. Всего лишь три минуты назад транспорт представлял собой лошадь, колесо и парус. В конце XVIII века Джеймс Уатт усовершенствовал паровую машину, и это событие изменило все: оно стало самым сильным потрясением в социальном катаклизме, названном промышленной революцией. Усовершенствованный паровой двигатель высвободил колоссальные объемы энергии для промышленного производства. Он сделал возможным быстрое перемещение по суше и воде, способствовал развитию железных дорог — кровеносной системы молодого индустриального мира. Паровой двигатель привел к перемещению колоссальных масс людей со скоростью, прежде недоступной. С того времени кривая перемен пошла вверх почти по вертикали, а стрелки нашего циферблата стали двигаться еще стремительнее.

—  4 минуты назад создан двигатель внутреннего сгорания (Франсуа Исаак де Риваз, 1807 г.);

—  2,5 минуты назад появился первый автомобиль (Карл Бенц, 1885 г.);

—  2 минуты назад выполнен первый полет человека на аппарате, оснащенном двигателем (братья Райт, 1903 г.);

— 1,9 минуты назад — запущена ракета (Роберт Годдард, 1915 г.);

—  1,5 минуты назад создан реактивный двигатель (Ханс фон Охайн и Фрэнк Уиттл, 1930 г.);

—  1 минуту назад на орбиту Земли выведен первый искусственный спутник («Спутник-1», 1957 г.);

—  50 секунд назад первый человек высадился на Луну и прошел по ее поверхности («Apollo 11», 1969 г.);

—  30 секунд назад создан многоразовый транспортный космический корабль, или космический челнок («Discovery», 1981 г.);

—  1 секунду назад появился беспилотный космический корабль многоразового использования (Х-37В, 2010 г.);

—  0,5 секунды назад компания Terrafugia разработала летающий автомобиль со складными крыльями («Transition», 2011 г.).

Революция в транспорте — не самый яркий из показателей темпа изменений.

Оставьте комментарий

Сохранить информацию?

Adblock
detector