Септический очаг

У меня есть друг, Дейв, бывший актер. Он был большим актером — в буквальном смысле этого слова, поскольку весил около 127 кг. Он любил пиво, особенно местную марку Abbot Ale. Это очень мощный напиток. Им можно заправить малолитражный автомобиль — или большого актера. Дейв регулярно выпивал 12 пинт (5,7 л) этого напитка в день. Несколько лет назад у него начались боли в спине. Он обратился к своему врачу, тот направил его к нефрологу, который, обследовав Дейва, предупредил, что у него, по всей видимости, серьезные проблемы с почками. Дейв поинтересовался, что может быть причиной. «Причины могут быть разные, — сказал нефролог. — Вы пьете?» Дейв ответил, что иногда, в компании, и упомянул об Abbot Ale. Нефролог посоветовал отказаться от пива, иначе Дейву грозит почечная недостаточность. Мой друг посетовал, что не может перестать пить — он ведь актер. «В этом случае, — сказал нефролог, — почему бы вам не перейти на более крепкие напитки?» Дейв ответил, что, по его мнению, крепкие напитки могут вызвать цирроз печени. «Но вы пришли ко мне не по поводу печени, — ответил нефролог, — я занимаюсь вашими почками».

Это яркий пример «лечения септического очага». Врач-холистик признал бы, что проблема с почками возникла в результате нескольких факторов в образе жизни Дейва. Решение одной проблемы, влекущее появление другой, — это не выход из ситуации. В системе образования явно прослеживается подобный «септический очаг», и его невозможно вылечить реформами вроде американского законопроекта «Ни одного отстающего», который сосредоточен лишь на отдельных элементах системы, но игнорирует ее как целое.

Почему дисциплины, стоящие на верху иерархической лестницы, получают все внимание? И откуда вообще взялась эта иерархия?

Прежде всего ответ на эти вопросы нужно искать в экономических причинах: предполагается, что некоторые дисциплины имеют прямое отношение к рынку труда и дают основания выпускникам при поиске работы предъявлять более высокие требования к зарплате. Такое положение дел успело отвадить от занятий искусствами целые поколения молодых людей, которые только и слышали «полезные» советы о перспективах трудоустройства: «Зачем тебе рисование, художник — не профессия»; «Не занимайся музыкой, этим на жизнь не заработаешь». Возможно, эти советы были действительно добрыми, но в корне неправильными, как мы увидим дальше. Занятия искусствами имеют ценность для школ по другим причинам: они дают выход самовыражению и творческой самореализации, представляют собой хороший способ проведения досуга, и их удобно отнести к «культурной работе» с учениками. Но когда наступают трудные дни, многие люди считают само собой разумеющимся, что искусство не имеет практического значения и не поможет в суровой школе выживания.

Мы живем во времена, когда естественные науки ассоциируются с точностью и объективностью, фактами и суровой действительностью, а искусства — с чувствами, эмоциями и интуицией. Искусства рассматриваются в качестве необязательных, факультативных предметов в образовании; это нечто бесформенное, имеющее отношение к самовыражению, релаксации и свободному времени. Помню, как спорил об этом на телевидении с видным британским политиком. Он заявил, что искусства очень важны, потому что учат людей с пользой проводить свободное время. Его утверждение спорно во многих аспектах; отмечу лишь, что досуг зависит от работы. Если вы не слишком обременены ею, то у вас много свободного времени, но если у вас вообще нет работы, то вы просто безработный. А это совсем другое. Во время наших дебатов в Великобритании насчитывалось примерно два миллиона безработных. Насколько мне известно, они не образовали новой партии ценителей свободного времени.

Есть и другая причина существования иерархии дисциплин. В конце концов, детям не говорят: «Зачем тебе математика, ты ведь не станешь математиком?» или «Не занимайся естественными науками, ты ведь не собираешься стать ученым?» И еще одна причина — культурная. Учебные предметы, расположенные на вершине иерархии, принято считать более важными не только с экономической точки зрения, но и с культурологической — и связано это с нашими представлениями о знании и интеллекте. Такие идеи преобладали в мировоззрении человека последние триста лет. И если одна из опор традиционного образования — индустриализация, то вторая — академизм.

Добавить мысль

Рубрики