Перед лицом перемен

Перевернуть страницу

Перевернуть страницу

Перевернуть страницу

Когда в немецком городе Майнце в 1450 году Иоганн Гутенберг работал над устранением технических несовершенств своего творения, он вряд ли в полной мере предвидел последствия изобретения печатного пресса, который он готовился предъявить миру. Ювелир по образованию, Гутенберг, объединив существующие технологии и добавив собственные усовершенствования, разработал способ печати — быструю, удобную и коммерчески выгодную систему. Его новшество впервые в истории человечества позволило в точности воспроизводить документы и распространять их сначала в Европе, а затем и во всем мире. Печатный пресс Гутенберга изменил весь существующий порядок вещей. Книгопечатание открыло людям мир идей и породило невиданную прежде жажду грамотности и знаний — стремление, которому суждено было иметь радикальные последствия в политике, религии и культуре; и это стремление преобразило мир.

Печатные прессы уже к 1500 году работали по всей Европе, выдавая миллионы изданий, от памфлетов до книг на самые разные темы и взгляды — религиозные, политические, философские. Результаты этого оказались более чем значительными (о них я подробнее расскажу в главе 4). Английский философ и политик сэр Фрэнсис Бэкон (1561-1626) в XVI веке разработал принципы научного метода. Он сделал это в мире, уже преображенном идеями и интеллектуальной энергией, которые смогли распространяться благодаря печатным станкам Европы. Ближе к концу своей жизни Бэкон заметил, что прорыв в печатном деле, сделанный Гутенбергом, «изменил облик и состояние вещей во всем мире». И только почти шестьсот лет спустя, в наши дни, будущее печатных книг оказалось под угрозой — на свет родилась новая технология — электронные книги.

Приехали

Потенциал двигателя внутреннего сгорания, созданного через четыреста лет после первого печатного станка Гутенберга, в первое время остался недооцененным. Он привлек внимание многих людей, но только как интересное изобретение; мало кто представлял, почему двигатель должен заменить лошадей и кареты, казавшиеся вполне эффективным средством передвижения. Одна дама, любопытство которой было возбуждено новым безлошадным экипажем, занимает печальное место в истории автотранспорта. Ее имя Бриджит Дрисколл. Она стала первой жертвой автомобильной аварии.

Жительница Лондона, сорокачетырехлетняя Бриджит, 17 августа 1896 года вместе с несовершеннолетней дочерью Мэй отправилась в Хрустальный дворец на выставку. Помимо прочего, на выставке демонстрировалось новое изобретение Англо-французской компании моторных экипажей, предлагавшей совершить ознакомительные поездки. Миссис Дрисколл, прогуливавшаяся по территории парка, была сбита одной из этих «новинок» и скончалась от полученных травм. Случай оказался крайне необычным, поэтому его передали в коронерский суд для надлежащего рассмотрения. Присяжные получали совершенно противоречивые показания о точных обстоятельствах происшествия. Один из свидетелей показал, что автомобиль ехал «на бешеной скорости, прямо как пожарная машина». Водитель, служащий компании Артур Эдселл, отрицал все и заявлял, что ехал со скоростью всего 6,5 километра в час. Пассажирка, Элис Стэндинг, утверждала: двигатель усовершенствовали, поэтому автомобиль мог двигаться быстрее указанной скорости. Свидетель — эксперт, осмотревший транспортное средство, полностью опровергал ее утверждение.

После шестичасового совещания присяжные постановили: «Смерть наступила в результате несчастного случая», а судья вынес вердикт: «Миссис Дрисколл стала жертвой собственной неосторожности». Закрывая дело, коронер, мистер Перси Моррисон, рассуждая о странной природе данного трагического эпизода, выразил надежду, что «подобное больше никогда не повторится». Увы, повторилось и происходит снова и снова. Более двадцати миллионов человек потеряли жизнь в автомобильных авариях. Подобно печатному прессу, двигатель внутреннего сгорания привнес в мир такие перестройки, которые изобретателям автомобиля даже присниться не могли.

Рубрики

Партнеры: