Педагогика

МУЖСКАЯ ГЕНДЕРНАЯ РОЛЬ

социальные нормы, содержащие предписания и запреты относительно того, что мужчинам надо чувствовать и делать (Томпсон и Плек, 1986). Поведение мужчин основывается на представлении о мужественности, к-рое они впитали из культуры. Верования относительно того, каким мужчина должен быть и что он должен делать, составляют то, что Плек и его коллеги (1993) назвали идеологией мужественности. Эта идеология — не что иное, как набор социальных норм, известных также под именем М.г.р. Исследуя в 1936 г. мужчин, обучавшихся в колледже, Томпсон и Плек открыли, что структура этих ролевых норм складывается из трех факторов. Первый связан с ожиданиями, что мужчины завоевывают статус и уважение других (норма статуса). Второй фактор — норма твердости, отражает ожидания от мужчин умственной, эмоциональной и физической твердости. Третий фактор — ожидания того, что мужчина должен избегать стереотипно женских занятий и видов деятельности (норма антиженственности).

Совсем недавно исследователи мужественности высказали идею о том, что более корректно было бы говорить о многочисленных мужественностях. Другими словами, они признали важность влияния расы, национальности, принадлежности к определенному социальному классу и субкультуре, сексуальной ориентации на то, что именно вкладывается в понятие мужественности. Однако рассмотрим вкратце три фактора мужественности в определении Ш. Берн (1996).

Норма успешности (статуса)

тендерный стереотип, утверждающий, что социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка и успешностью на работе. Берн и Лэвер (1994) обнаружили у взрослых мужчин и женщин поразительное единодушие относительно того, что мужчина должен делать карьеру. Большинство из них также сошлись во мнении, что мужчина должен зарабатывать много денег. Если же этого не удается сделать, то мужчины вынуждены доказывать свою тендерную принадлежность при помощи т.н. компенсаторной мужественности, задача к-рой — компенсация чувства несостоятельности в профессиональной и экономической сферах. Мейджерс и Биллсон (1992) установили, что компенсаторная мужественность часто принимает форму желания быть «крутым». «Крутость» укрепляет в человеке сознание собственной мужественности, дает ему ощущение гордости, силы и контроля. Стараясь предстать перед окружающим миром безэмоциональным и бесстрашным одиночкой, мужчина скрывает под этой маской чувство слабого внутреннего контроля, недостаток внутренней силы, отсутствие стабильности, уязвленную гордость, сломанную веру в себя и хрупкую социальную компетентность, что обусловлено жизнью на периферии общества (Мейджерс и Биллсон, 1992). По мнению Плека (1981), когда мужчина не соответствует одному из аспектов мужской тендерной роли, он демонстрирует преувеличенную мужественность в др. области, тем самым компенсируя свою несостоятельность. Одной из таких областей является твердость (жестокость). Норма твердости существует у мужчин в нескольких формах: физической, умственной и эмоциональной. Норма физической твердости есть не что иное, как ожидание от мужчины физической силы и выносливости. Ту популярность, к-рой пользуется в наши дни бодибилдинг (культуризм), смело можно считать реакцией на эту норму. Норма физической твердости — стереотип мужественности, согласно к-рому мужчина должен обладать физической силой и высокой биологической активностью.

Общепринятые стереотипы относительно мужчин говорят, что они с огромным трудом признают, что чего — то не знают, и предпочитают не спрашивать совета. В основе этого может лежать норма умственной твердости, к-рая содержит ожидания того, что мужчина будет выглядеть компетентным знающим. Человек, стремящийся соответствовать этой модели сверхкомпетентности, начинает тревожиться, как только понимает, что чего-то не знает (тревога будет особенно интенсивной, если ему кажется, что окружающие могут догадаться о его невежестве). Эта норма порождает большие проблемы в межличностных отношениях, т.к. мужчина, старающийся соответствовать ей, часто унижает других тем, что отказывается признать перед ними свою неправоту или допустить, что кто-то знает больше, чем он.

Норма эмоциональной твердости — это стереотип мужественности, согласно к-рому мужчина должен испытывать мало чувств и быть в состоянии разрешать свои эмоциональные проблемы без помощи окружающих. Эта норма порождает наиболее серьезные проблемы для мужчин и их любимых. Кимель (1992) по поводу этого сокрушался: «Отцовство, дружба и отношения партнеров — эмоциональные ресурсы требуются везде… но мужчины привыкли их избегать… То, что должно было сделать нас настоящими мужчинами, на самом деле обедняет наши отношения с детьми и др. людьми». Следует сказать, что от природы мужчины не менее эмоциональны, чем женщины, но из-за своей традиционной роли могут быть менее экспрессивны, им доступно выражение лишь одной социально приемлемой эмоции — злости.

Норма антиженственности — это стереотип, согласно к-рому мужчинам следует избегать специфически женских занятий, видов деятельности и моделей поведения. У нек-рых мужчин проявляется в виде фемифобии — страха показаться женственным, что, возможно, связано со стереотипом теории сексуальной инверсии, согласно к — рому женственность у мужчин — это признак гомосексуализма. Данная норма, как и норма статуса, мешает полноценному отцовству, и многие люди подрастают, оставаясь в неведении, любили ли их отцы по-настоящему или нет.

Рубрики

Партнеры: