Познать свой разум

Многообразие

Многообразие

Согласно взглядам философов эпохи Просвещения, знания о мире можно получить исключительно путем логического мышления и эмпирических свидетельств органов чувств. Этот подход с точки зрения здравого смысла выглядел очень убедительно. Однако на практике все оказывалось несколько сложнее. Прежде всего, наши ощущения ограничены. Мы видим мир не таким, каков он есть, а таким, каким мы его воспринимаем.

Природа наших ощущений определяет наше поле восприятия: что именно мы фактически воспринимаем и как. Мир больше, чем способно воспринять наше зрение или другие органы чувств. Мы ощущаем мир именно так, а не иначе, потому что устроены определенным образом. Все человеческие существа обладают ростом в среднем от ста пятидесяти до ста восьмидесяти сантиметров, мы прямоходящие, в целом наше тело симметрично. Без защиты человеческий организм способен выдержать довольно незначительные колебания температуры. Нам доступны различные ощущения: зрительные, вкусовые, осязательные, слуховые, обонятельные, чувство равновесия и пространственной ориентации, боли и температуры. Наши глаза расположены на передней части головы, у нас бинокулярное зрение. Мы можем видеть свет в диапазоне от 400 до 700 нанометров. Наши уши в норме воспринимают звуки от 20 до 15 000 герц. Мы живем в насыщенной сенсорной среде, окруженные образами, звуками, запахами, температурами и материями, но воспринимаем лишь часть их.

Другие животные обладают иными и часто узконаправленными ощущениями, соответственно, они живут в совершенно иных сенсорных мирах. Например, летучие мыши способны воспринимать ультразвуковые частоты далеко за пределами 15000 герц. Некоторые животные и птицы воспринимают инфразвук — низкие частоты. Голуби воспринимают частоту в 0,1 герца, слоны общаются с помощью сигналов на частоте 1 герц. В результате двое животных, обитающих в одном и том же физическом пространстве, могут иметь совершенно разное восприятие происходящего. Сравните жизнь морского конька и кашалота, живущих в одном и том же сегменте океана: среда обитания одинаковая, но их миры различны, с одной стороны, потому что между ними существует разница в размере и физических возможностях; с другой — потому что у них совершенно разные сенсорные способности.

Наши чувства — это каналы, через которые информация перетекает между внешним миром и сознанием. Будь эти каналы другими, через них поступала бы информация совсем другого рода, и наше восприятие внешнего мира могло бы быть иным. Мы жили бы в другом мире, если бы могли слышать, как летучие мыши; видеть, как кошки; иметь нюх, как у собаки; видеть звуки; дышать под водой или летать.

Наши физические параметры определяют, что мы способны воспринимать. Однако некоторые факторы влияют на то, что мы в самом деле воспринимаем, — это культурные условия, которые играют огромную роль в развитии творческого начала. Речь о них пойдет в восьмой главе.

Особенности наших ощущений, строения тела и структуры мозга влияют не только на то, о чем мы думаем, но и как мы думаем. Это еще одно предостережение против рационалистического подхода, рассматривающего разум и тело как две раздельные сущности, — феномен, называемый картезианским дуализмом. Рационалистический подход к знаниям ориентируется на логико-дедуктивные возможности мозга, что вполне разумно; но человеческое сознание — это нечто большее, нежели человеческие возможности. Мозг — организованный орган, взаимодействующий со всеми системами и процессами тела. Наши здоровье, физическое состояние и желания могут оказать значительное влияние на состояние нашего разума.

В учебной среде устоялась тенденция не обращать внимания на тело — там признается только разум. Во многих школах образование получает лишь верхняя половина тела ученика, точнее его мозг, а конкретно — левое полушарие. Именно в левой части мозга сосредоточена вся жизнь многих представителей интеллектуального труда. В некотором смысле они вообще бесплотны. Свой собственный организм они рассматривают как своего рода транспортное средство для головы — иначе как ее доставлять на ученые советы? Если хотите получить полное представление об автономном существовании головы, посетите конференцию научных сотрудников, преподавателей и профессоров, а потом не забудьте заглянуть на их вечеринку с танцами. Вы все увидите своими глазами, наблюдая, как взрослые мужчины и женщины совершают нелепые движения под музыку, не попадая в ритм, и ждут не дождутся, когда же все это кончится, чтобы отправиться наконец домой и написать об этом статью.

Танцоры, напротив, живут в ликующем теле и умеют выражать свои умения и чувства посредством движений. Я был членом совета директоров Бирмингемского королевского балета в Англии и имел возможность наблюдать репетиции профессионалов. Строгость и красота балета и других форм профессионального танца вызывают восхищение. Я уже говорил, что уроки танца не обрели в школах такого статуса, как математика и другие академические предметы, но танец дает форму идеям и чувствам, которые не выразить никаким другим образом. Марта Грэм сказала, что танец — это тайный язык души.

Хотя общепринятого определения интеллекта не существует, мы можем сейчас сами договориться о дефинициях и решить, что интеллект включает способность формулировать и связно выражать мысли. Для этого лучше всего использовать слова. Кроме того, мы можем мыслить образами, звуками, движениями и даже объединять все перечисленные способы. Музыканты не пытаются передать звуками мысли, которые лучше облечь в слова; но для выражения музыкальных фантазий не требуется вербальной функции. Художники, графики, дизайнеры мыслят образами, и у них свои визуальные идеи.

Интеллект также включает способность эффективно решать практические жизненные проблемы. Эволюционный психолог Говард Гарднер, прославившийся своей теорией множественного интеллекта, определяет интеллект как способность решать проблемы в контексте. Представьте двенадцатилетнего туземца с Каролинских островов, говорит Гарднер, которого старейшины определяют в моряки: «под руководством опытных навигаторов он научится ориентироваться по звездам и узнает географию, чтобы суметь проложить курс среди сотен островов»; или возьмите четырнадцатилетнего парижского подростка, «который научился программировать и сочиняет музыку с помощью синтезатора». Минутное размышление, продолжает Гарднер, — и вы поймете, что каждый из них «демонстрирует высокий уровень компетентности в сложной области, и, какое бы определение мы не давали интеллекту, подростков нужно рассматривать как обладателей недюжинных умственных способностей». По мнению Гарднера, существует по меньшей мере семь типов интеллекта. В более поздней работе он признает, что их даже больше. Из этого следует мысль, что интеллект многогранен, глубок, сложен и в высшей степени многообразен.

Ранее я упоминал о своем сдержанном отношении к организации Mensa, собирающей под своим крылом счастливых обладателей высокого интеллекта. Меня беспокоит не существование подобного клуба для людей, успешно решающих IQ-тесты, которым это нравится. Я обеими руками за клубы и общества. Хорошо, что люди с общими интересами могут собираться вместе и обсуждать свои увлечения. Существуют клубы по каким угодно интересам: кулинария, шахматы, спорт, политика, филателия, собаководство, астрономия — всего не перечислишь. Конечно, должен быть и клуб любителей IQ. Мне просто не нравится имиджевая реклама Mensa: в ней говорится о том, что члены этого клуба — самые умные люди на Земле. Так ли это? Если бы такой клуб существовал, все мы, без сомнения, хотели бы в нем состоять.

Почему в анкеты, заполняемые при вступлении в клуб, запрещено включать другие вопросы? Предположим, такие: способны вы сочинить симфонию? можете ли играть в оркестре? решитесь ли начать свой бизнес и успешно управлять им? в состоянии ли вы сочинять стихи, от которых люди заплачут? хотите ли вы поставить балет? или танцевать так, чтобы своими движениями проникать в душу человека? Все это примеры многообразия человеческого интеллекта и разных способов нашего взаимодействия с окружающим миром и другими людьми. Разве их не нужно учитывать в любом определении интеллекта? И почему бы с распростертыми объятиями не принимать в клуб, прославляющий высшие уровни интеллекта, людей, которые преуспели в перечисленных видах деятельности? Человеческий интеллект выходит далеко за рамки обычных представлений об академических способностях и коэффициентах интеллектуальности. Именно поэтому в мире так много произведений искусства — музыкальных, танцевальных, архитектурных, художественных, — украшают нашу жизнь. Поэтому процветает бизнес, прикладные науки, технологии и изобретения, так облегчающие нашу жизнь. Поэтому мир наполнен нашими чувствами и отношениями.

Рубрики

Партнеры: