Онтогенез игры

Детско-родительская ролевая игра

Совместная детско-родительская ролевая игра является богатым контекстом для социализации ребенка и присвоения им культурных смыслов. Взрослый может помочь детям увидеть потенциальные воображаемые ситуации, вычленить заложенные в них роли и подразумеваемые правила поведения. Взрослый также может содействовать социальным контактам между детьми.

Играющий ребенок не пытается всерьез есть из несуществующей тарелки или ремонтировать машинку несуществующими инструментами. Он осознает условность, фантазийный характер своих действий сразу и всегда. В отличие от серьезного действия, направленного на предмет, игровое действие направлено на само действие — предмет носит условный, необязательный характер. Эта закономерность наблюдается в игре уже в раннем возрасте.

Действие становится предметом изображения. Особенно выразительно этот механизм наблюдается в играх без предметов, где ребенок изображает, двигаясь вперевалочку, медведя или малыша, который только учится ходить. Подражание, элементы драматизации онтологически предшествуют предметной игре, и здесь уже присутствует специфическая игровая структура — направленность не на внешний результат, а на действие как таковое. В зависимости от собственных представлений, исследователь может рассматривать имитацию моторного поведения других как игру, исследование или труд. «Отделяя образ от действия, — пишет И. Е. Берлянд, — ребенок отделяет действие и от самого себя, отделяя себя от своих действий и умений. Разрывается, следовательно, монолитный до этого мир ребенка, его погруженность в свое поведение, слитость со своим действием, с ситуацией. Возникает вненаходимостъ по отношению к себе — важнейшее психологическое определение сознания» [8].

Деятельность ребенка в игре сосредоточивается на собственном действии, становится самоустремленной и сознательной, приобретая таким образом характер истинной деятельности. Игра дает ребенку возможность овладеть собственным действием, отделить себя от действия, стать субъектом по отношению к собственному действию, а следовательно, открыть новые возможности самосознания и субъектности. Максимальная осознанность игрового действия, отсутствие в нем автоматизмов, внешняя развернутая представленность действия формируют самонаправленность и самосознание.

В дальнейшем ребенок дошкольного возраста в игре может делать то, что еще не умеет и может «не уметь» то, что на самом деле может. Отделившись в течение раннего возраста от субъективного единства со взрослым, дошкольник отделяет себя от своих навыков и вообще частных определений себя, приходя к некоторым общим, целостным и одновременно дифференцированным (это и есть система) представлениям о себе в младшем школьном возрасте.

Предпосылкой ролевой игры служат и развивающиеся социальные контакты ребенка. Даже в отсутствие взаимной координации действий играющие дети осознают, что их поведение соответствует определенной теме, и активно копируют действия друг друга. Начальные этапы развития ролевой игры связаны с растущим пониманием ребенком чувств и мнений других людей.

Появление ролевой игры связано также с качеством и степенью эмоциональной привязанности к значимому взрослому. В исследованиях Л. Рогмана, Н. Хазена, Д. Пеплера и других было показано что дети, обладающие чувством надежной привязанности, скорее будут исследовать окружающую обстановку в присутствии своих матерей, они общительнее и больше склонны к взаимодействию со сверстниками. Такие дети активнее участвуют в ролевых играх и демонстрируют более высокий уровень развития символической игры [32].

Рубрики

Партнеры: