Вы не одиноки

Вопрос времени. Динамичность культуры

Вопрос времени. Динамичность культуры

Вопрос времени

Наши органы чувств формируют восприятие человеком окружающего мира, но некоторые другие факторы влияют на то, что мы на самом деле воспринимаем. Многие из них — культурные. Разные культуры обычно обусловливают кардинально различное восприятие мира. Некоторые культурные различия очевидны, например: языки, на которых говорят люди; одежда, которую они носят; пища, которую едят; жилища, в которых обитают. Другие различия обнаружить труднее, потому что они глубоко интегрированы в образ мышления. Один из примеров — культурные вариации в ощущении времени.

Моя семья и я в 2001 году переехали из Англии, где мы жили в Стратфорде-на-Эйвоне, в Калифорнию и поселились в Лос-Анджелесе. Там мы столкнулись с совершенно иным ощущением времени. В Европе столетие — ничто, в Лос-Анджелесе же оно воспринимается как очень долгое столетие. Наш старый дом в Стратфорде был построен в 1870 году и довольно долго считался одним из самых новых зданий в округе. Наш дом в Лос-Анджелесе был построен в 1937 году, и по местным меркам к нему относятся как к памятнику старины. Возможно, именно поэтому американцы часто употребляют слово «десятилетие», тогда как британцы оперируют понятием «столетие», что вполне отражает их особую приверженность своим традициям. Я познакомился с особым лос-анджелесским чувством времени сразу по приезду в Калифорнию. За рулем машины, слушая говорок местной радиостанции, в рекламе какого-то автосалона я услышал слоган компании, название которой не запомнил: «Мы гордимся тем, что обслуживаем Лос — Анджелес почти по л десятилетия!». Это сколько? Четыре года?!

Для сравнения вспомним Азию, где и тысячелетие не производит особого впечатления. Во время моего первого визита в Пекин я ужинал — пусть это никому не покажется странным — в китайском ресторане. По ряду причин ужин мне надолго запомнился. На первое я выбрал черный куриный суп, предположив, что «черный» — это фигуральное выражение, относящееся к типу бульона или способу приготовления блюда, но никак не к состоянию несчастной курицы. И ошибся. Кусочки курятины были черными — хотя этот цвет обычно ассоциируется с разложением мяса. Вот в этом я уже не ошибся. В качестве основного блюда, с одобрения официанта, я выбрал рыбу «гарупа» на пару. Он пошел делать заказ на кухню и через несколько мгновений вернулся с круглой бамбуковой корзиной. Подняв крышку, официант с энтузиазмом ждал моей реакции. Внутри была та самая рыба, еще живая и трепыхающаяся, с выражением паники и непонимания в глазах. Я знал, что, одобрив выбор, подпишу ей смертный приговор. Мне хорошо известно, что животные умирают, поскольку мы ими питаемся; правда, я понимал, что подобная щепетильность попахивает лицемерием. Некоторые культуры, включая китайскую, вполне оправданно не делают из этого проблемы. Но, несмотря на местную специфику, я не привык лично знакомиться со своей будущей едой.

Я слабо кивнул, и пятнадцать минут спустя рыба была передо мной на столе: сваренная на пару, украшенная гарниром и с укором в глазах. Чтобы оттянуть момент поедания, я сказал официанту — и не соврал, — что очень люблю китайскую кухню. Я и в самом деле люблю ее,

особенно если меня с ней предварительно не знакомят. Официант, поблагодарив меня, извинился за то, что блюдо не совсем китайское. Монголы, объяснил он, ввели в Китае этот способ приготовления рыбы девятьсот лет назад. Должно быть, по азиатским меркам, было преждевременно говорить, приживется ли это блюдо на древней земле. И тысячи лет еще не прошло! Возможно, это было просто поветрие — такая эфемерная мода на новое блюдо.

Культурные различия в ощущении времени могут иметь глубочайшие последствия в образе жизни людей и в политике. Президент Ричард Никсон в 1972 году готовился к своему историческому визиту в Китай. Очевидно, государственный секретарь Генри Киссинджер рассказал ему, что премьер-министр Чжоу Эньлай изучал французскую историю. Во время поездки Никсон спросил Чжоу, какое, по его мнению, влияние оказала Великая французская революция 1789 года на западную цивилизацию. Премьер-министр задумался на несколько секунд, а затем ответил: «Преждевременно говорить об этом». Такое всеохватывающее восприятие мира и его причинно-следственных связей совершенно не укладывалось в понимание американского президента, для которого газетные заголовки завтрашнего дня уже становились голосом истории.

Человеческая культура формируется под влиянием многих факторов: география, демография, доступ к природным ресурсами технологиям, политические события, включающие как завоевательные, так и оборонительные войны. Все это взаимодействует с пониманием общности, которое со временем развивается в обществах для придания осмысленности жизни. По внутреннему устройству все культуры представляют собой многоэлементные структуры: системы управления, правосудия и образования; разные слои общества; виды профессиональной деятельности; экономическое производство; развитие искусства; и очень важно, чтобы были равные условия для возможности реализации всех элементов. Сюда же относятся течения, отрицающие принципы и эстетику господствующей культуры, — субкультура и контркультура, со всеми социальными группами их представителей. Как и интеллект, человеческая культура сложна и многообразна; как и интеллект, человеческая культура не только многообразна и сложна, но и очень динамична.

Динамичность культуры

Культура в биологическом смысле подразумевает рост и преображение. Тем же законам подчиняется социальная культура. Масштаб изменений весьма различается в разных культурах и в разные времена. За годы нашей жизни по мере развития глобализации мы наблюдали и продолжаем наблюдать стремительные перемены внутри многих культурных сообществ во всем мире.

Процессы культурных изменений, подобно интеллектуальным процессам, динамичны и интерактивны. Как существующие «горячие точки» мозга, находящиеся в постоянном взаимодействии, отвечают за интеллектуальные функции, так и все составляющие социальной культуры — экономика, юриспруденция, этика и труд — тесно взаимосвязаны и влияют друг на друга. Только осознав важность этих процессов, мы можем освоить тот уровень возможностей, которые нам предоставляет современная культура. Один из примеров — взаимодействие искусства с новейшими технологиями.

Добавить мысль

Нажмите, если хотите добавить

Рубрики