Познать свой разум

Танец Дэррила

Танец Дэррила

В главе 2 я доказывал, что традиционные формы обучения чаще всего не в состоянии выявить и активизировать творческий и новаторский потенциал, заложенный в каждом человеке. Вследствие этого значительная часть молодежи, как правило, отчуждается от учебного процесса. Согласно статистическим данным, подростки, бросившие учебу или отчисленные из школы, с большой степенью вероятности попадают в криминальную среду. Традиционная стратегия в таких случаях заключается в лишении правонарушителей свободы. Таков стандартный линейно-логический принцип, на котором построено наше общество, — и он действует, невзирая на огромные социальные и экономические убытки, связанные с нахождением молодых людей в условиях пенитенциарной системы, не говоря уже об их личностных потерях. При этом нельзя сбрасывать со счетов, что число рецидивов преступных действий остается крайне высоким — эту тему я затрагивал уже в главе 3.

Существуют и более творческие подходы к образованию, основанные на имплицитных теориях личности, подтверждающих, что человеческие способности многообразны, динамичны и индивидуальны и что все наши стратегии должны быть в равной мере тщательно продуманы. Меня особенно восхищает одна учебная стратегия, демонстрирующая фантастическую иронию по отношению ко всей современной системе образования. Ее инициаторы решили обучать танцам юных правонарушителей, то есть они соединили два элемента, находящихся на самой нижней ступени иерархической лестницы: детей, которых неоднократно отвергала система образования, и дисциплину, постоянно задвигавшуюся на самые задворки этой системы. Результаты поражают и еще раз показывают, насколько недооценивали и молодых людей, и дисциплину.

В английском городе Брэдфорде есть профессиональная студия современного танца Dance United. Как альтернативу местной исправительной системе студия предлагает программу обучения «Академия» (The Academy) на основе танца для подростков из неблагоприятных социальных условий. Программа рассчитана специально на молодых людей, потерпевших неудачу в традиционной образовательной среде и либо уже ставших на путь преступности, либо оказавшихся в зоне риска. Среди учеников есть и те, кто уже был осужден за ограбление, торговлю наркотиками, грабеж и насилие. Рекомендации в студию можно получить в нескольких учреждениях, в том числе в организациях социальной помощи: «Подростковые преступные группировки Брэдфорда» (Bradford Youth Offending Team, YOT) и Национальная ассоциация по воспитательной работе и трудоустройству преступников (National Association for the Care and Resettlement of Offenders, Nacro). Эти организации, ведущие работу с подростками по программам строгого надзора и исправления, направляют желающих на учебу в студию танца. Иногда направление дают школьные комиссии по отчислению.

Занятия в студии рассчитаны на то, чтобы молодые люди смогли раскрыть свой истинный потенциал и природные способности, поскольку цель «Академии» — не только удержать их от преступлений, но и помочь достичь успеха в жизни. Преподаватели стремятся кардинально изменить судьбы своих учеников, и прежде всего за счет укрепления их веры в себя. Программа основана на методах, которые применяются для подготовки профессиональных исполнителей современного танца. Требования, предъявляемые к физической форме и творческому отношению к танцу, составляют стержень обучения, нацеленного на достижение высоких художественных стандартов. На занятиях участники программы учатся взаимному доверию и поддержке.

Команда «Академии» состоит из профессиональных танцоров и педагогов, работающих рука об руку с социальными работниками из организации «Подростковые преступные группировки Брэдфорда» и других учреждений. Очень важно, что к молодым людям относятся не как к преступникам, подлежащим исправлению, а как к профессиональным танцорам, проходящим курс обучения. Дисциплина в студии довольно сурова. Одно из основных требований — танцевать босиком. Запрещено носить ювелирные украшения, шляпы и прочие аксессуары.

«Академия» формирует группы до пятнадцати человек; учебная программа состоит из двадцати пяти часов занятий в неделю, срок обучения — двенадцать недель. Первые три недели посвящены интенсивному обучению исполнительскому мастерству, результат которого — танец — демонстрируется либо на профессиональных концертах, либо в студии Dance United, либо в местном театре. С четвертой недели программа расширяется новыми предметами и новыми танцевальными стилями: джаз, африканские танцы, капоэйра, акробатические элементы, постановка танцев. На занятия и выступления группы часто приглашают фотографов, кинематографистов, музыкантов.

Многие встретили идею «Академии» с откровенным скептицизмом. Как может танец оказать влияние на людей, не уважающих ни человеческую жизнь, ни частную собственность? Разве это не пустой идеалистический вздор для ублажения преступников, единственное подходящее место для которых — тюрьма? Джим Брейди, сотрудник организации «Подростковые преступные группировки Брэдфорда», знаком с проблемой не понаслышке, и ему подобная постановка вопроса кажется совершенно порочной. «Если тюрьма могла бы исправлять, — говорит он, — мы давно решили бы проблему молодежной преступности. К сожалению, все говорит о том, что этот метод не работает». Его коллега Дэйв Поуп поначалу не верил в благотворное влияние танца, теперь он признает, что ни один из известных ему методов воздействия не оказывает столь заметного эффекта на молодых правонарушителей, как этот: «Я видел бывших преступников, работающих на стройках или принятых в спортивные команды; наблюдал за ними на курсах по коррекции поведения и на программах по развитию самоконтроля. К моему огромному удивлению, только, обучаясь по программе современного танца, подростки достигали таких удивительных результатов за короткий период времени».

В чем причина? Почему современный танец помогает в ситуации, с которой не справляются другие профессиональные программы? Художественный директор студии Dance United Тара Джейн Герберт ясно понимает смысл и цель их программы. Хотя участники проходят серьезный курс обучения и к ним относятся соответствующим образом — как к профессиональным танцорам, по существу «Академия» не предназначена для того, чтобы превратить всех учеников в профессионалов: «Мы просто даем молодым людям возможность сделать нечто практическое и показываем, что у них есть выбор. Большинство попадающих к нам подростков никогда не делали осознанного выбора. Они просто поддались влиянию среды. Обучение танцу дает им возможность по-настоящему задуматься и потом сделать что-то со своей жизнью. Им надо научиться спокойно взвешивать и только потом действовать, научиться думать перед тем, как совершать выбор». Она говорит, что молодые люди, участвующие в программе, не знают, на что направить свою физическую энергию. А программа учит их этому. «Они очень беспокойны или неуравновешенны. В них нет устойчивости. Они не ощущают своей внутренней силы и неуравновешенны, вот в чем дело. Надо уметь остановиться и подумать, прежде чем что-то делать. Как в оркестре. Перед тем как музыканты начинают играть, несколько секунд длится тишина. Как и в танце, да и в жизни тоже».

Программа вовлекает каждого участника в творческие достижения всей группы, что помогает подросткам ощущать собственную значимость. Вот точка зрения одного работника студии: «Им часто говорили, что они никчемные и никогда ничего не добьются. А мы здесь показываем на деле, чего они могут добиться. Занятия начинаются с самого утра, и благодаря этому они приучаются к организованности, общей дисциплине и самоконтролю и прежде всего уверенности в себе, то есть всем необходимым качествам, чтобы выйти победителем из трудной ситуации. Многим это дается нелегко, потому что раньше они никогда не танцевали».

Танец — это коллективный процесс. Как объясняет Хелен Линселл, «люди у нас самые разные, есть пожилые и молодые, еще есть персонал, с которым редко встречаешься, — и со всеми надо ладить». Риана Лоуз подчеркивает, что им некогда слоняться без дела, им не позволяют сидеть только потому, что они устали, или хихикать над чужой ошибкой в середине упражнения: «У нас очень строгая дисциплина, и именно этому я научилась, когда стала заниматься танцами профессионально».

Тара Джейн Герберт говорит, что выступление перед публикой в конце первых трех недель — весьма знаменательное событие: «Мы приглашаем друзей, родственников; многие в первый раз предстают в положительном свете. Очень важно, чтобы результат был превосходным, чтобы стандарт был высоким, чтобы они могли почувствовать себя звездами. В конце выступления их уверенность в себе невероятно повышается, и они наконец понимают, почему мы заставляли их трудиться, почему требовали самоотдачи. Внезапно становится понятно, для чего мы так много от них требовали».

Один из участников программы — молодой человек по имени Дэррил. Когда Джим Брейди впервые встретился с ним и его матерью, чтобы обсудить перспективы юноши, трудно было понять, о чем он думает: «Он не шел на контакт, буквально отказывался от разговора. Говорила в основном его мать. В списке занятий, которые я им предлагал, был танец». Мать сразу сказала, что Дэррил танцевать не будет. Дэррил промолчал. В конце концов он отправился в «Академию» и стал танцевать. Результаты, говорит Брейди, оказались замечательными: «Он преобразился физически. Сейчас он задумывается о питании и диете, о здоровье вообще. Он четко начал говорить и научился формулировать свои мысли. Он ведет себя совсем по-другому. Дэррил уверен в себе. И все это случилось за три недели. Настоящее преображение».

Сам Дэррил не сомневается: «Здесь, на занятии, вы выкладываетесь, и у вас все болит. Но это хорошая боль, ведь вы знаете, что совершили что-то полезное. Спустя несколько недель вы замечаете, что ваше тело становится здоровее, появляются мышцы, вы чувствуете, как они растут. Это заставляет вас думать, что есть то, что вы можете сделать, — это радует, и время проходит незаметно». Физические и художественные возможности танца изменили представление Дэррила о самом себе и других людях: «Я, как мне кажется, научился считаться с тем, что думают другие, и смотреть на мир глазами другого человека».

Отец Дэррила тоже оценил перемены: «У нас было очень много проблем с сыном. Сейчас у нас с ним по-настоящему хорошие отношения, и мы уже думаем о курсе в колледже и надеемся, что у Дэррила появится стимул прилагать к учебе больше усилий».

Родители другого подростка тоже заметили перемены. После представления они были ошеломлены. Отец мальчика признался: «Сын казался полным жизни. Он сказал, что все было великолепно, и он вернется и снова будет танцевать». Мать подростка согласилась: «Он стал совсем другим. Не верится, что это мой сын. У меня такое чувство, будто его клонировали и сделали хорошим».

Для председателя Совета ювенальной юстиции профессора Роберта Моргана урок «Академии» очевиден, он признал, что нужно относиться к этим подросткам как к людям с потенциалом: «Любой, кто видел, какая работа здесь проводится, осознает наличие у них массы неиспользованных ресурсов, которые необходимо развивать».

Юность Дэррила была полна неудач и конфликтов, и, что такое потенциал, юноша понимает очень хорошо: «Все можно изменить, но зависит все только от тебя самого. Если я готов быть открытым и расстаться с прошлым, то могу создать новый мир для себя».

Понять, кто мы

Все мы обладаем большими природными возможностями, но каждый из нас пользуется ими по-своему. Если нам не удастся развить полное понимание человеческих возможностей с помощью образования и обучения, то некоторые из нас, — а возможно, большинство, — никогда не узнают, в чем их истинное предназначение. Без этого мы по — настоящему не поймем, кто мы и кем могли бы стать. И сейчас более чем когда-либо человеческое сообщество рассчитывает на живое присутствие разнообразных талантов, а не на единственно утвержденное понимание способностей.

Говоря о реализации своего потенциала, мы должны понимать, что речь идет о достижении двух целей: во-первых, нужно понять масштаб и многообразие своих талантов, а во-вторых, добиться их реализации. Именно в решении этих задач творческое начало начинает играть главную роль. В следующей главе мы рассмотрим значение творчества, его взаимосвязь с концепцией интеллекта, пути его развития или подавления в образовании, бизнесе и других областях.

Рубрики

Партнеры: