Образование против таланта

Действовать по-другому

Действовать по-другому

Большинство стран, учитывая преобразования, свидетелями и участниками которых мы сейчас являемся, признали необходимость реформы образовательных систем. Хорошо, но этого недостаточно. Теперь стоит задача полностью перестроить их. В книге я также рассматриваю источники современных подходов к обучению и причины, по которым системы образования игнорировали таланты стольких людей. Я предлагаю по-новому взглянуть на истинный потенциал воображения и творчества в нашей жизни. Но мало «думать по-новому», к чему когда-то призывал Линкольн. Сегодня нужно действовать по-новому.

Кризис 2008 года уничтожил кредитный и биржевой пузыри, служившие питательной средой для чрезмерного потребления и перепроизводства по всему миру. Пронесшись, подобно урагану, над старыми индустриальными странами, финансовый кризис оставил след в виде обанкротившихся компаний, океана долгов и глубоких омутов безработицы, вызванной структурными изменениями в экономике.

Больше всех пострадала молодежь. Когда я пишу эти строки, общемировой уровень безработицы среди молодых людей в возрасте от пятнадцати до двадцати четырех лет достигает рекордного уровня.

Международная организация труда (МОТ) в августе 2010 года опу-бликовала отчет «Глобальные тенденции молодежной занятости в 2010 году», в котором приводятся такие данные: во всем мире насчи-тывается примерно 620 миллионов экономически активных молодых людей, из них на конец 2009 года числятся безработными 81 миллион человек — это самый высокий показатель за всю историю существова-ния МОТ, и почти на восемь миллионов больше, чем в 2007 году. Уро-вень безработицы среди молодежи увеличился за период 2007-2009 го-дов с 11,9 процента до 13,0 процента. В докладе МОТ утверждается, что эти тенденции будут иметь «значительные последствия, посколь-ку в ряды уже ставших безработными вольются выходящие на рынок когорты молодых людей, достигших возраста трудоспособности», и предупреждает о том, что существует «риск наследования кризиса “потерянным поколением”, состоящим из молодых людей, оказавших-ся вне рынка труда и утративших всякую надежду получить работу и зарабатывать себе на жизнь честным трудом».

Для миллионов молодых людей будущее выглядит мрачным и бес-перспективным. У них нет работы и нет надежд ее получить. Уровень безработицы среди молодежи зависит от экономического кризиса силь-нее, чем уровень безработицы среди людей постарше, и, как свидетель-ствует история, восстановление рынка труда для молодых обычно от-стает от восстановления соответствующего рынка для старшего поко-ления. Для людей всех возрастов экономическое восстановление, если оно наступит, будет нелегким; и даже когда оно наступит, это будет не тот бизнес, каким он был всегда. Томас Фридман, автор книги «Плоский мир» («World is Flat»), в своей колонке в New York Times говорит об этом так: «Тем, кто ждет, что этот кризис кончится и кто-нибудь снова даст работу, придется ждать очень долго». Воссоздание сообществ, ко-торые понесли ущерб в результате финансового кризиса, будет зависеть от воображения, творческих и инновационных способностей людей. Как утверждается в отчете МОТ, создание рабочих мест для миллионов молодых мужчин и женщин, ежегодно пополняющих рынок труда, — ключевой компонент на пути к более благополучной экономике. И зна-чение имеет не только количество, но и качество работ.

Фридман продолжает: «Те, кто способен придумать новые услуги, новые возможности и новые способы использования рабочей силы, станут новой кастой неприкасаемых. Те, у кого хватит воображения, чтобы изобрести более эффективные способы делать прежние виды работ, более экономные методы предоставлять новые услуги и новые пути для привлечения старых клиентов или новые способы сочетания существующих технологий, — те будут процветать». Решение проблемы — в более качественном образовании и обучении. Но и в этом случае бизнес будущего не может быть таким, каким был всегда. «Нам нужно не только, чтобы больше наших детей окончили средние и высшие учебные заведения, то есть получили как можно больше образования, — нам нужно, чтобы как можно больше выпускников выходили с правильным образованием. Перед нашими школами стоит задача вдвойне более трудная — улучшать не только чтение, письмо и арифметику, но и предпринимательский, инновационный и творческий потенциал. Мы не вернемся в старое доброе время, не укрепив наши школы так же, как и наши банки».

Все организации конкурируют в мире, где способность к инновациям и умение приспособиться к изменениям — не роскошь, а необходимость. Компания IBM опубликовала в 2010 году четвертое издание «Capitalizing on Complexity» — издаваемого раз в два года исследования (IBM Global CEO Study), представляющего собой масштабный опрос руководителей крупнейших мировых компаний, проводимый Институтом IBM повышения ценности бизнеса (IBM Institute for Business Value). Представляя отчет, Сэмюел Палмизано, председатель совета директоров, президент и CEO* компании IBM, сказал: «Мы завладели миром, который подключен ко множеству сложных и многоуровневых структур и представляет собой глобальную совокупность систем». Именно эта беспрецедентная степень взаимосвязанности и взаимозависимости служит фундаментом наиболее важных сведений в отчете IBM.

Данное исследование обнаружило, что первое место в повестке дня международного бизнеса и лидеров государственного сектора занимают три часто пересекающиеся темы.

Во-первых, по их мнению, стремительное нарастание сложности — это самая серьезная проблема, с которой им довелось столкнуться.

Они ожидают, что в ближайшие годы этот процесс будет продолжаться и даже усилится. Во-вторых, они ясно осознают, что в настоящий момент их предприятия не готовы эффективно справиться со сложностью в глобальном окружении. В-третьих, они все больше утверждаются во мнении, что единственное и по-настоящему важное лидерское качество, которое помогло бы организациям справиться с растущей сложностью, — это творческое отношение к делу.

Последствия недостатка источника творчества могут оказаться крайне тяжелыми. Стоящие на месте организации, скорее всего, будут сметены сильными соперниками — корпоративная история полна примеров погибших компаний и целых отраслей, с которыми именно это и произошло. Они закостенели в старых привычках и упустили волну перемен, поднявшую более инновационные организации. Как-то раз в Лондоне мне пришлось выступать на банкете, посвященном лучшим международным корпорациям, входящим в список Fortune 500. Возглавляли его три американские компании. Десять лет спустя на этих местах оказались японские компании. Сейчас к верхним позициям упорно стремится все больше китайских компаний. Ни одной организации не гарантировано место в первых строках списка. Улыбнется им удача или отвернется от них, зависит от того, насколько им удается адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. Ухудшение позиций японских компаний объясняется, с одной стороны, тем, что они стали жертвами климатических изменений — мир вокруг менялся быстрее, чем они сами, и они за это поплатились; с другой стороны, экономики Китая, Бразилии и Индии быстрее приспосабливаются к новым потребностям в технологических нововведениях.

Едва ли кто-нибудь будет оспаривать тот факт, что Европа, и особенно Великобритания, в XVIII-XIX веках доминировали в мире во всех отношениях: культурном, политическом и экономическом. Британия была центром промышленной революции, и ее вооруженные силы удерживали колонии так же надежно, как английский язык подчинил себе их культуры. Королева Виктория, взойдя на трон в 1837 году, правила крупнейшей в истории империей, в которой «никогда не заходило солнце». Если вы оказались бы при дворе ее королевского величества в 1850 году и сказали бы, что в следующем поколении этой империи не станет, вас осмеяли бы и выгнали. Но ведь именно так и случилось. К концу Первой мировой войны, в 1918 году, империя получила смертельное ранение; ко времени моего рождения в 1950 году от нее остались лишь воспоминания. В культурном, политическом и экономическом отношениях в XX веке главенствовали Соединенные Штаты Америки — точно так же безоговорочно, как Европа в XIX столетии. Будут ли США доминировать в XXI веке, покажет время. Как отмечает американский ученый и лауреат Пулитцеровской премии Джаред Даймонд, империи имеют тенденцию скорее рушиться, чем угасать. Вспомните Советский Союз и его быстрый развал в 1990-е годы.

Все организации — живые и недолговечные создания. Они строятся людьми и нуждаются в постоянной поддержке, чтобы выжить. Когда организации терпят неудачу, под угрозой оказываются и рабочие места, и сообщества, которые от них зависят. В мире, где пожизненное трудоустройство на одной работе безвозвратно кануло в Лету, творчество — это не роскошь, а жизненная необходимость для личной защищенности и самореализации.

Лидирование в культуре инновационности влечет за собой радикальные последствия как для стиля институциональной организации — будь то школа или корпорация, — так и для стиля лидерства. Многие организации время от времени устраивают тренинги, чтобы поощрить творческое мышление сотрудников; но, подобно исполнителям ритуального танца для привлечения дождей, часто они недооценивают проблемы, которые пытаются решить. Поэтому перед вами не очередная книга о значении творческого подхода, предлагающая рецепты на будущую неделю. Она скорее о причинах болезни, чем о ее симптомах.

В заключительной части книги я вкратце резюмирую все, что касается решения этих глубинных проблем.

Рубрики

Партнеры: