Педагогика

ПАМЯТИ ТЕОРИИ

Самое широкое распространение получили ассоциативные П.т. Согласно им, предметы и явления запечатлеваются и воспроизводятся не изолированно друг от друга, а в связи друг с другом, по выражению И. М. Сеченова, «группами или рядами». Воспроизведение одних из них влечет за собой воспроизводство других, что обусловливается реальными объективными связями предметов и явлений. Под их воздействием возникают временные связи в коре мозга, служащие физиологической основой запоминания и воспроизведения. В психологии эти связи рассматривались как ассоциации. Одни из ассоциаций являются отражением пространственно-временных отношений предметов и явлений (ассоциации по смежности), другие отражают их сходство (ассоциации по сходству), третьи — противоположность (ассоциации по контрасту), четвертые — причинно-следственные отношения (ассоциации по каузальности). Подлинно научное обоснование принципа ассоциаций и раскрытие их закономерностей были даны И.М. Сеченовым и И.П. Павловым. По Павлову, ассоциации — не что иное как временная связь, возникающая в результате одновременного или последовательного действия двух или нескольких раздражителей.

Нейронные и биохимические П.т. Наиболее распространенной гипотезой о физиологических процессах, лежащих в основе запоминания, была гипотеза Д.О. Хеб — ба (1949) о двух процессах памяти — кратковременном и долговременном. Предполагалось, что механизмом кратковременного процесса памяти является реверберация (циркуляция) электрической импульсной активности в замкнутых цепях нейронов, а долговременное хранение основано на устойчивых морфофункциональных изменениях синаптической проводимости. След памяти переходит из кратковременной формы в долговременную посредством процесса консолидации, к-рый развивается при многократном прохождении нервных импульсов через одни и те же синапсы. Т.о., кратковременный процесс, продолжающийся не менее нескольких десятков секунд реверберации, предполагается необходимым для долгосрочного хранения.

Г. Хиденом (1964) выдвинута гипотеза о роли РНК в процессах памяти. Поскольку ДНК содержит генетическую память для каждого индивидуального организма, было логично предположить, что она или РНК может также передавать и приобретенный опыт. Инструкции для синтеза белка, переносимые молекулой РНК, заключены в специфической последовательности органических оснований, присоединенных к остову молекулы, именно они (основания) служат матрицами для синтеза белков. Различная последовательность приводит к синтезу разных белков. Можно предположить, что эта последовательность изменяется также в результате опыта, приобретенного животными при обучении. Сейчас доказано, что обучение действительно оказывает влияние на РНК. Возникает вопрос: содержит ли измененная в результате обучения РНК информацию о характере возникшего навыка. Один из способов проверки: обучить животных выполнению определенной задачи, извлечь РНК из соответствующих частей нервной системы и попытаться использовать эту РНК для передачи полученных знаний др. животным. Опыты проводились на пла — нариях (плоский червь). Если порезать его пополам, то каждая половина регенерирует в целого червя. Сначала червя обучали выполнять какую-то задачу. Затем разрезали пополам, получая два идентичных животных. Когда половинки полностью регенерировали, приступали к проверке.

Гипотеза заключалась в следующем: если память кодируется химически, то обе половины сохраняют задачу в памяти, если запоминаемая информация хранится в нервных связях — головных ганглиях, то животное, регенерировавшее из хвостовой части (где отсутствуют ганглии), не будет обладать соответствующими навыками. Под действием электрического тока планария рефлек — торно сокращается. Если сочетать удар электрического тока с яркой вспышкой света, то животное начинает сокращаться, даже если вспышка не сопровождается электрическим раздражением (т.е. возникает временная нервная связь примитивного типа). Результат проверки показал, что после перерезания и регенерирования обе половины «помнят» задачу. Этот результат поразителен. Ведь даже если информация хранится в молекулах РНК, то каким образом она доходит до хвоста? Т.е. РНК, содержащая накопленную информацию, распространена у планарии по всему телу.

Наиболее волнующими экспериментами были попытки перенести память одного животного к другому. Планарии охотно поедают друг друга. Если одну планарию обучить сокращаться на свет, размельчить и скормить другой, то опыт первой частично передается другой (опыт Д. Мак-Коннели). Позже Дж. Унгар (1966) провел опыты по переносу памяти у крыс и мышей. У крыс громкий звук вызывает вздрагивание. В течение 9 дней их приучали не вздрагивать. Затем необученным мышам вводили диализованный гомогенат мозга, взятый у обученных доноров, после чего проверяли их реакцию на звук. Мышам, получившим такую инъекцию, потребовалось 1-2 дня для подавления реакции испуга — поразительный результат, если учесть, что на подавление реакции испуга у мышей, не получивших инъекций, затрачивается больше времени, чем у крыс.

Однако все эти и др. эксперименты не дают окончательного ответа на вопрос о природе памяти. Многие ученые довольно скептически относятся к подобным экспериментам. Если возможен перенос информации, хранящийся в памяти мозга, то возникает много новых загадок относительно природы памяти. Это означало бы, что специфические следы памяти кодируются в химических веществах, к-рые могут свободно перемещаться в организме и передаваться от одного животного к другому, даже от крыс к мышам.

Рубрики

Партнеры: