Педагогика

«Искусственное ухо»

специальный кохлеарный аппарат, к-рый воспринимает звук, кодирует его с помощью своеобразного миниатюрного компьютера, передает электрические импульсы на слуховой нерв и по последнему в слуховую зону коры головного мозга, где и возникают слуховые образы (ощущения и восприятия) (Е.С. Рапацевич, 2002). Наружную часть имплантированного аппарата можно снимать перед сном и вообще за ненадобностью. Конструкция настолько продумана, что некоторые модификации уже позволяют напрямую подключаться к телевизору или аудиосистеме, если нужно усилить громкость. Конечно, то, что кохлеарный имплантат передает мозгу, отличается от привычных нам слуховых ощущений. Чтобы понимать речь, человеку необходимо несколько месяцев заниматься по специальной программе, учиться «переводить» неясные звуки в слова.

В современной отохирургии кохлеарную имплантацию не зря считают вершиной мастерства: эта операция требует высших стандартов во всем — начиная от оборудования операционной и заканчивая профессиональной подготовкой бригады врачей, куда входят представители сразу семи специальностей. И тот факт, что белорусская республиканская больница достигла этой вершины, говорит о том, что в Беларуси есть клиники мирового класса. А началось все 7 лет назад, в 1997 г., когда нашим правительством была утверждена программа внедрения этой уникальной методики. И уже через три года стараниями главного врача Василия Гущи были сделаны первые операции, сначала — в сотрудничестве с профессором Братиславского университета Миланом Профантом, специалистами Санкт-Пе- тербургского НИИ болезней уха, горла, носа, затем — самостоятельно.

«И.у.» — в настоящее время еще дорогое удовольствие (стоимость устройства и самой операции оценивается в десятки тысяч долларов), к тому же вживлено оно может быть далеко не всем. Потенциальными кандидатами для операции являются, как правило, абсолютно глухие люди, к-рым не помогают слуховые аппараты. Но и для них существует многоэтапный жесткий отбор. Предпочтение врачи отдают маленьким детям до четырех лет в т.н. «доречевом периоде» и тем, кто оглох в позднем возрасте. Еще одно ограничение: от момента наступления глухоты и до операции должно пройти не более 5 лет. Непросто проходит и возвращение к миру звуков: людям постарше легче, чем детям, только познающим жизнь; иногда эффекта приходится ждать несколько лет.

На Западе у кохлеарной имплантации есть и противники. Как ни парадоксально, но один из главных скептиков — организация «Deaf World» («Мир глухих»), к — рая категорически против подобных устройств для детей. По их мнению, языка жестов вполне достаточно, чтобы ребенок не чувствовал себя чужим в этом мире, и подвергать его небезопасной и разорительной для родителей операции нет никакого смысла. Однако медики провели массу исследований, доказывая обратное, — в частности то, что дети с «И.у.» развиваются значительно быстрее непрооперированных сверстников, а через два года по скорости развития уже догоняют слышащих детей. Британским ученым удалось создать клетки, которые помогают улучшить проведение импульса между кохле- арным имплантатом и головным мозгом, а значит, имплантат скоро станет доступен и тем, у кого частично разрушен слуховой нерв. Более того, специалисты уже работают над вживлением «И.у.» детям с врожденной патологией.

Рубрики

Партнеры: